Structural and word-formative aspect of historical anthroponymy in the russian Linguistic view of the world

Abstract


The present paper presents the analysis of the Transurals anthroponymy in terms of structural and word-formative aspect — evidence from XVI—XVIII century archives

Full Text

В современном языкознании актуализируется проблема «человек в языке». Исследование картины мира на основе анализа лингвокультурных концептов представлено в работах ученых: Ю.Д.Апресяна [2], Н.Д.Арутюновой [3], А.Вежбицкой [4], В.И.Карасика [8]. Антропонимия как составная часть лексической системы языка обусловлена культурой этноса, особенностями национального характера. В семантике имен отражается степень, в которой принято проявлять чувства в человеческих отношениях. Свидетельством тому является богатейший арсенал суффиксов субъективной оценки в русской антропонимии. Исследуя процессы словообразования XV—XVII вв., Ю.С.Азарх отмечает экспрессивность суффиксов, присоединяемых к антропонимам [1]. Суффиксальное оформление служило средством идентификации личности. От одного и того же имени возникали многочисленные формы. Ср.: Гавриил > Гаврилко, Гаврило, Гаврюша, Гавша, Ганка; Илья > Илейка, Илюшка; Иннокентий > Инечка, Инюта; Иван > Ива, Ивака, Иванко, Иванча, Ивач, Иваш, Ивашко, Ваня, Ванюта, Ванюша; Конон > Конанко, Конище, Конко, Коняшка; Самуил > Самойло, Самко, Самошка, Самуилко, Самушка; Сергей > Сергушка, Сергейко, Серьга, Серёжа, Серёжка; Яков > Яковейко, Якуш, Якушко. Структурно-словообразовательный аспект исследования исторической антропонимии дает ценный материал для характеристики особенностей русского характера. Источниковой базой послужили архивные материалы конца XVI—XVIII вв. по Зауралью из фондов центральных и местных архивов. Исследовались деловые тексты (грамоты, дозорные и переписные книги, ревизские сказки, вкладные монастырские книги, таможенные материалы), в которых широко представлены суффиксальные образования антропонимов. В отличие от полных имен исследуемые антропонимы осознавались как социально сниженные. Объект исследования составили личные имена и прозвища, а также патронимы и фамилии, закрепившие их словообразовательные формы. Выделяем следующие словообразовательные модели по характеру структуры форманта и финали основы, к которой он присоединялся: · Основа имени на согласный + формант (согл. + гласн.): -к(а) в канонических именах: Васька, Гришка, Елеска, Калинка, Лучка, Родька, Федька, Фомка. Ср.: Елеска Кокшаров (1676 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 605. Л. 3); «Лучка Евсѣв(ь)евъ» (1676 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 605. Л. 3); «Род(ь)ка <…> с Патрекѣикомъ» (1662 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 434. Л. 104); -к(а) в неканонических именах и прозвищах: Вагулка, Воеводка, Замятка, Корелка, Корчемка, Леготка, Падерка, Шемяшка. Ср.: Ивашко Воеводкин (1624 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Л. 230 об.); -к(о) в канонических именах: Вавилко, Гарасимко, Гордейко, Давыдко, Евсевейко, Игнатко, Киприянко, Конанко, Конко, Марко, Мартьянко, Микулайко, Михалко, Мокейко, Омельянко, Ондронко, Патрекейко, Самко, Сидорко, Тарко, Федорко, Фирско. Ср.: Вавилко (1685 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 968. Л. 177); «д(е)р(е)в(ня) Гарасимкова д(вор) Гарасимко Мартемьянов» (1624 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Л. 205 об.); «у Ивашка с(ы)нъ Гордейко» (1685 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 968. Л. 161 об.); «Игнатко <…> Евсѣвѣико <…> Марко» (1636 г., РГАДА. Ф. 214. Ст. 55. Л. 11); «у него Троθимка с(ы)нъ Киприянко» (1662 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 434. Л. 136 об.); Конанко (1685 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 968. Л. 162); «жител(ь) Иван Конковъ» (1719 г., ФГАКО. Ф. 224. Кн. 46. Л. 23); «Мартьянко Галахтионов» (1679 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 232. Л. 4); «Микулайко <…> Омел(ь)янко» (1679 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 232. Л. 12); Михалко (1636 г., РГАДА. Ф. 214. Ст. 55. Л. 4); «Мокѣйко Микитин с(ы)нъ» (1685 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 968. Л. 149); «Род(ь)ка <…> с Патрекѣикомъ» (1662 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 434. Л. 104); «Петръ Исаков с(ы)нъ Тарковъ» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034. Л. 20); Федорко Васильев, Ондронко Зырянов, посадские люди (Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Д. 68. Л. 1); «Θирско Потапов с(ы)нъ» (1685 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 968. Л. 179); -к(о) в неканонических именах и прозвищах: Алтынко, Белко, Бурко, Веселко, Вялко, Глазко, Головко, Горелко, Гостько, Девятко, Десятко, Жданко, Завьялко, Зайко, Зорко, Зятько, Корешко, Лыско, Любимко, Малко, Медведко, Морозко, Насонко, Нехорошко, Ознобко, Плешко, Прибытко, Пятко, Рушко, Рыжко, Рычко, Рябко, Стрижко, Сырко, Тырко, Уродко, Уско, Хрушко, Черепашко, Шарко, Шелудко, Шумко. Ср.: «пеших казаков сотникъ Θедор Остаθьев с(ы)нъ Алтынковъ» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034. Л. 20 об.); «во дворе драгун Леонтей Белко» (1710 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1526. Л. 203 об.); «Оска Бурков» (1691 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 988. Л. 422); Василий Вялков (1707 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 3652. Л. 13); «Ивашко Глазковъ» (1654 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 326. Л. 119 об.); «Василей Васильевъ Головковъ» (1763 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2055. Л. 95 об.); «Жданко <…> Девятко» (1680 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 261. Л. 198); Десятко Басов, подьячий (1607 г., Верх., ОР РГБ. Ф. 256. К. 47. Д. 85. Л. 2); «Зав(ь)ялко Сергеивъ» (1685 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 968. Л. 163); Любимко Костылев (1668 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Ст. 100. Л. 566); «Медвѣдко» (1636 г., РГАДА. Ф. 214. Ст. 55. Л. 14); Насонко (1685 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 968. Л. 176 об.); «Нехорошко Иванов Веселой» (1639 г., РГАДА. Ф. 214. Кн. 108. Л. 235 об.); «в(о) д(воре) по приправочнымъ книгамъ написанъ Иевко Парθенов сынъ Ознобков» (1700 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1276. Л. 182 об.); «Михайло Дмитреевъ с(ы)нъ Плешко» (1597 г., Верх., ОР РГБ. Ф. 256. К. 47. Д. 1. Л. 2 об.); «Пятко Иванов с(ы)нъ» (1685 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 968. Л. 166); -л(о): Бадрызло, Грызло, Нюхло, Розгайло. Ср.: «посацкои ч(е)л(о)в(е)къ Θед(ь)ка Нюхлов» (1628 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1173. Л. 212 об.); -н(я): Стряхня. Ср.: «во дворѣ Яким Θилипов сынъ Стряхня» (1710 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 85. Кн. 153. Л. 44); -ш(а): Алекша, Гавша (от Гаврило), Кирша (от Кирилл), Конша (от Конон), Макарша, Панша, Парша, Филипша. Ср.: «деревни Паченки <…> Григорей Иосифовъ Алекшин» (1894 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 255. Л. 81 об.); «во дворѣ Аθонасей Ларионов с(ы)нъ Киршиных» (1719 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1605. Л. 67 об.); «Вас(ь)ка Кузминъ с(ы)нъ Коншинъ» (1685 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 968. Л. 193); «д(е)р(е)вня Паншина на реке Тоболе а в ней живут оброчные кр(е)стьяне <…> Левка Анан(ь)инъ с(ы)нъ Паншинъ» (1680 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 261. Л. 167 об.-169 об.); «повар Еремка Паршин» (1662 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 434. Л. 134); «во дворѣ бѣломѣсной казак Θилипъша» (1710 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1526. Л. 364). Реже этот суффикс встречается в неканонических именах. Ср.: Семен Томшин (1739 г., ФГАКО. Ф. 224. Кн. 220. Л. 15); Томшин < Томша < томить. Ср.: Томило. Антропонимы с суффиксом -ш(а) после согласного основы были известны в русском языке XI—XV вв. [14. С. 109—113]. А.А.Зализняк фиксирует в грамотах древнего Новгорода XI—XV вв. имена этого типа: Братьша, Ваякша, Даньша, Обокша, Олекша, Орьша, Прокша, Путьша, Ратьша, Ремша, Тверьша [7. С. 694]. В XVI—XVII вв. подобные имена отмечены в памятниках разной территориальной принадлежности. Ср.: Обакша, холоп, портной, 1539—1576 гг. Новгород [5. С. 223]; «Акинша Мокаров с(ы)нъ» [10. С. 76]; Перша [1. С. 39]. Отмечены фамилии, закрепившие суффикс. Ср.: Бабаршин Порфирий, старец Троицкого монастыря, 1570 г. [5. С. 18]. · Основа имени на гласный + формант (согл. + гласн.): -к(а): Ивака. Ср.: «Ивашко Гиргорьев с(ы)нъ Ивакин» (1623 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 6. Л. 240); -л(о): Бахвало, Ботало, Брызгало, Бухало, Выковало, Громыхало, Доставало, Завьяло, Заорало, Клепало, Коптело, Корюкало, Кыркало, Лягало, Неело, Обогрело, Обыкало, Опивало, Опускало, Ошивало, Перевало, Пикало, Подгибало, Подшивало, Поило, Рахвало (от раховать «обсуждать» [6. Т. IV. С. 86]), Росковало, Стукало, Черкало. Ср.: «Софрон Брызгалов» (1765 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 4020. Л. 7); «Микиθор Семеновъ Кыркаловъ» (1707 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1480. Л. 72 об.); «в Гилевой (деревне) Евсей Θедоров сын Обогрѣлов» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И. 47. Кн. 1566. Л. 8 об.); «Пышминской слободы крестьянин Леонтей Обыкаловъ» (1733 г., ФГАКО. Ф. 224. Кн. 65. Л. 128); Дмитрий Опивалов, конный казак (1704 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1403. Л. 608); «крѣстьянин Евгений Иванов с(ы)нъ Опускалов» (1739 г., ФГАКО. Ф. 224. Кн. 65. Л. 154 об.); Ивашко Рахвалов (1626 г., Тар., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 6. Л. 12); «Матрена Емел(ь)янова дочь Стукалова» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Л. 226). Прозвища на -л(о) в старорусский период были продуктивны, поскольку к XVI—XVII вв. сформировался подтип наименований лиц мужского пола на -ло. В деловой письменности подобные образования отсутствуют, что обусловлено их экспрессивностью и принадлежностью к разговорной речи [1. С. 128]. Функционирование антропонимов на -л(о) отражает соотнесенность с севернорусскими говорами, поскольку для акающих говоров был характерен формант -л(а). Для Зауралья типичными были фамилии на -лов (Бухалов), в то время как для акающих говоров — на -лин (Бухалин); -х(а): Алёха, Терёха, Мелеха, Ромаха. Ср.: «во дворе Кирило Парамонов сын Мелехиных» (1719 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1605. Л. 81 об.); Козьма Иванов сын Мелехиных (1728 г., ФГАКО. Ф. 224. Кн. 65. Л. 76); «д(е)р(е)в(ня) Ромахина д(вор) пашенной крестьянин Ромаха Петровъ» (1624 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Л. 229 об.); -ш(а) в канонических именах: Гриша, Мартыша, Ореша. Ср.: «тобол(ь)ской казакъ Гриша Ясырь» (1600 г., ОР РГБ. Ф. 256. К. 47. Д. 10. Л. 1); «во дворѣ кр(е)стьянин Степан Мартынов с(ы)нъ Мартышиных» (1719 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1605. Л. 121); «Митка Орѣшин» (1600 г., Верх., ОР РГБ. Ф. 256. К. 47. Д. 23. Л. 1); -ш(а) в неканонических именах и прозвищах: Девяша, Мохнаша. Ср.: «Гарасим Марковъ Девяшинъ» (1707 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1480. Л. 67); Мохнашин (1748 г., Верх., РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Кн. 583. Л. 81 об.). · Основа имени на согласный + формант (гласн. + согл.): -ай(-яй) в неканонических именах и прозвищах: Беляй, Коротай, Кутай, Тепляй, Тетяй, Турунтай (от тарантить — «тараторить»), Цветай, Черняй, Ширяй. Ср.: «дворъ <…> конного казака Овдокима Антонова сына прозвище Турунтая» (1710 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1317. Л. 518); «во дворѣ Матвѣй Логинов сын Ширяев» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034. Л. 465 об.); -ак(-як) в канонических именах: Киряк, Патрак, Симак. Ср.: «кр(е)стьянин Сава Савел(ь)евъ с(ы)нъ Киряковых» (1688 г., ФГАКО. Ф. 224. Кн. 2. Л. 112 об.); -ак(-як) в неканонических именах и прозвищах: Беляк, Бармак, Бревняк, Булгак, Булдак, Вешняк, Голяк, Живак, Жиляк, Жиряк, Коптяк, Крутак, Мехряк, Парняк, Росляк, Русак, Тепляк, Третьяк, Худяк, Чистяк, Чупрак (от чупра (вят.) — «замарашка» [6. Т. IV. С. 615]), Шестак, Шурак, Щербак. Ср.: Ивашко Бармаков (1668 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Ст. 100. Л. 201); Гиргорей Бревняков (1760 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 4666. Л. 4); «Ондрон <…> Вешняков» (1707 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1480. Л. 70 об.); Василий Живаков (1674 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Ст. 3); «крестьянин Павел Коптяков» (ФГАКО. Ф. 224. Кн. 65. Л. 135 об.); «крестьянин Еθимъ Макаров Крутаковых» (ФГАКО. Ф. 224. Кн. 65. Л. 142 об.); «Куземка Ильинъ Тепляков» (1668 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Ст. 100. Л. 248); Третьяк (1598 г., ОР РГБ. Ф. 256. К. 47. Д. 4. Л. 1); «Тобол(ь)ского города дворянинъ Петръ Петров сынъ Худяков» (ФГАКО. Ф. 224. Кн. 65. Л. 133); «Микитка Чистяк» (1668 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Ст. 100. Л. 122); Федор Чупраков, туринский крестьянин (1702 г., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1331. Л. 363); Шураков (Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2275. Л. 3); «Щербаковы д(е)р(е)вни пашенному крестьянину Исаку Щербаку за работу <…> дано» (1706 г., ФГАКО. Ф. 224. Кн. 20. Л. 6). Прозвища на -ак(-як) мотивированы апеллятивами, образованными от прилагательных. Подобные образования с суффиксом -ак в личных именах были известны в древнерусском языке [1. С. 107]. В исследуемых материалах представлены имена, мотивированные существительными: Бревняк < бревно; Шурак < шурин; -ан: Братан, Брюхан, Голован, Горлан, Друган, Лихан, Лобан, Молчан, Найдан, Оглуздан (от оглузд — «глупый, бестолковый» [6. Т. II. С. 643]), Плехан, Пузан, Рубан, Русан, Сухан, Шибан, Щелкан. Ср.: Ивашко Братан (1668 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Ст. 100. Л. 212); «Юрка Васил(ь)евъ Голован» (1635 г., РГАДА. Ф. 214. Ст. 55. Л. 27); «во дворѣ казачей с(ы)нъ Иван Иванов Горланов» (1717 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2555. Л. 46); «деревни Лихановской <…> Иванъ Петров с(ы)нъ Лиханов» (1722 г., Верх., РГАДА. Ф. 1111. Кн. 583. Л. 70); «во дворе бобыл(ь) Семен Оглуздан» (1710 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1526. Л. 196); «Тобол(ь)ского города пѣшие казаки пятидесятникъ Сухан Ермолин» (1651 г., РГАДА. Ф. 214. Ст. 400. Л. 66). Антропонимы с суффиксом -ан мотивированы существительными (Брюхан, Горлан, Лобан, Пузан), прилагательными (Друган, Лихан, Плехан, Сухан), глаголами (Молчан, Шибан, Щелкан); -арь: Губарь, Зубарь, Костарь, Носарь. Ср.: «д(е)р(е)в(ня) Зубарева <…> д(вор) Гришка Зубарев» (1624 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Л. 535). Прозвища с суффиксом -арь образовывались от субстантивной основы со значением увеличительности; -ас: Дурас. Ср.: «Тобол(ь)ской с(ы)нъ боярской Иван Дурасов» (1723 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 1739. Л. 2); -ач: Глазач, Горбач, Дергач, Кормач, Лихач, Лопач (от лопать — «есть много, жадно», олонецкое «орать», вятское «бить без пощады» [6. Т. II 267]), Мухач, Седач, Усач, Чухач. Ср.: Ивашко Дергачов (1683 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 746. Л. 100); Нестер Лопачов (1710 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1526. Л. 35); Мухачев (1806 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 177. Д. 11а. Л. 3); «послух Ондрѣи Чюхачев» (1675 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Д. 5. Л. 2). При помощи суффикса -ач в русском языке XI—XVII вв. образовывались существительные от глаголов и существительных, означающих лиц по профессиональной деятельности (врач, трубач). В народно-разговорном языке образования на -ач приобретают дополнительный оттенок усилительности, увеличительности, если они образуются от конкретных существительных, от которых возможно производство прилагательных с суффиксом -ат: богач, брюхач [1. С. 83]. В XV—XVI вв. употребительны отапеллятивные прозвища на -ач. Ср. их фиксацию в «Ономастиконе» С.Б.Веселовского: Балбач (С. 23), Дергач (С. 94), Жигач (С. 114), Пыхач (С. 264), Тухач (С. 327), Щербач (С. 377). В исследуемых материалах XVII—XVIII вв. прозвища с формантом -ач мотивированы существительными (Глазач, Горбач, Усач) и прилагательными (Лихач, Седач, Щербач); -аш(-яш) в канонических именах: Иняш. Ср.: «деревни Иняшевой Сенка Ивановъ Иняшевъ» (1689 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 918. Л. 122); -аш(-яш) в неканонических именах и прозвищах: Булаш, Бурнаш, Гневаш, Корташ, Худяш. Ср.: Степан Худяшев (1726 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 181. Д. 45. Л. 1); -ей в канонических именах: Зотей. Ср.: «Парθенко Алексѣевъ сынъ Зотѣевых» (1700 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1173. Л. 205 об.); -ей в неканонических именах и прозвищах: Буткей, Недобрей, Плещей, Поздей, Пыткей, Чукрей, Чухей (от чухать — «распознавать вкусом или обонянием» [6. Т. IV. С. 616]). Ср.: «Гаврило Буткѣевъ» (1696 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Ст. 970. Л. 87); Пашко Поздеев, пристав (1675 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Д. 5); «Иванъ Пыткеев» (1760 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 4666. Л. 4); «Ивашко Семенов Чюхѣй» (1662 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 434. Л. 107 об.); -ень: Федень. Ср.: «во дворе кр(е)с(ть)янин Малаθей Θедѣнев» (1710 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1526. Л. 214); -ерь: Дедерь. Ср.: Федор Дедерев, сын боярский (1636 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 74. Л. 153); -ец в канонических именах: Иванец, Филиппец. Ср.: «под(ь)ячей Филипец Митроθанов» (1598 г., ОР РГБ. Ф. 256. К. 47. Д. 4. Л. 10 об.); -ец в неканонических именах и прозвищах: Кривец, Малец, Хромец. Ср.: Алексей Кривцов (1750 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 3149. Л. 1); Першек Михайлов Мальцов (1681 г., ФГАКО. Ф. 224. Кн. 2. Л. 44); «Сергушка Иванов Хромѣцъ» (1624 г., Тур., РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Л. 605); -ик в канонических именах: Александрик, Гаврик, Евсик, Карпик, Клеопик, Михайлик, Павлик, Самойлик. Ср.: «Александрикъ Насѣкин» (1664 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 326. Л. 58); «дворъ <…> Андрѣи Григорьев сынъ прозвище Клеопиков» (1710 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1317. Л. 585); «Павлик Тимоθиев» (1635 г., РГАДА. Ф. 214. Ст. 55. Л. 27); -ик в неканонических именах и прозвищах: Безносик, Белик, Бибик, Бобрик, Борзик, Зюзик, Клепик, Комарик, Крутик, Новик, Пестрик, Плечик, Путик, Редрик (от редрый — «рыжий»), Сизик, Стамик, Старчик, Толстик, Тупик, Фуртик, Черник, Четверик. Ср.: «Василей Потапов Безносиков» (1899 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 254. Л. 94 об.); «д(вор) <…> Ивашка Бобрика» (1624 г., Тур., РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Л. 555 об.); «во дворѣ Аθанасей Андрѣевъ с(ы)нъ Борзиков» (1719 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1605. Л. 71 об.); «во дворѣ казачей с(ы)нъ Иван Карпов с(ы)нъ Комариковъ» (1717 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2555. Л. 46); «Затеченской деревни Максимъ Θилипов с(ы)нъ Крутиков» (1736 г., ФГАКО. Ф. 224. Кн. 185. Л. 9); «Мар(ь) Павла Плечикова» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034. Л. 193); «сибирянин тобол(ь)ской с(ы)нъ боярской Леонтей Редриков» (1696 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Ст. 970. Л. 62); «во дворе Спиридонъ Матвѣев сын Сизиков» (1719 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1605. Л. 82); Афанасий Старчиков (1717 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 4258. Л. 1); «во дворе Данило Θедулов с(ы)нъ Толстиков» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034. Л. 506); «Петръ Тупиков», казачий сын (1704 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1403. Л. 18). Суффикс -ик генетически восходит к праславянской эпохе (А.Белич, К.Бругман, В.Вондрак). Антропонимические квалитативы до конца XIV в. русскому языку не были известны [13. С. 101]. В старорусский период отадъективные образования с суффиксом -ик в нарицательной лексике были мало продуктивны [1. С. 109]. Исследуемые материалы свидетельствуют о продуктивности прозвищ на -ик; -ош: Игош. Ср.: «Максим Васильев с(ы)нъ Игошевъ» (1764 г., ОР РГБ. Ф. 218. Кн. 549. Л. 85 об.); -уй: Батуй (от батовать (сиб.) — «управлять батом, долбленым челном» [6. Т. I. С. 54]), Бугуй, Дуруй, Пахалуй (от пахала — «крестьянин» [6. Т. III. С. 25]), Подуруй, Росторгуй. Ср.: «Аятцкой слободы <…> Обросим Сидоров Батуев» (1697 г., Верх., РГАДА. Ф. 1111. Оп. 2. Ст. 502. Л. 25); «Трошко Пахалуев» (1656 г., Верх., РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Ст. 52. Л. 8); -ук(-юк) в канонических именах: Андрук, Митюк, Мишук, Паршук. Ср.: «дьячек Макарей Андруков» (1723 г., ФГАКО. Ф. 224. Кн. 65. Л. 26 об.); «Леонтей Алексѣевъ с(ы)нъ Митюков» (1727 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 1572. Л. 10); «Тимоθѣй Давыдов сын Мишуков» (1704 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 520. Л. 2); «Кузка Паршуков» (1691 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 988. Л. 421 об.); -ук(-юк) в неканонических именах и прозвищах: Лешук, Милюк, Орлюк, Тестюк, Шешук. Ср.: «дворъ <…> Стеθана Алексѣева с(ы)на Орлюкова» (1710 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1317. Л. 279 об.); «Якушко Тихоновъ сын Тестюков» (1700 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1173. Л. 181); -ун: Борзун, Гаркун, Глазун, Горбун, Долгун, Колун, Ляпун, Мигун, Пискун, Плясун, Седун, Трясун, Хвастун, Чихун, Чупрун, Шаркун, Щелкун. Ср.: «Панθилко Глазуновъ» (1676 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 605. Л. 6); «Пашко Θедоровъ сынъ Мигунов» (1700 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1173. Л. 192); «Лучка Трясунов» (РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Ст. 3. Л. 165); «Борис да Григорей Щелкуновы <…> Иван Борзунов» (1704 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 520. Л. 16 об.). При помощи суффикса -ун в древнерусском языке производятся наименования лиц от глаголов (ведун, бегун). В старорусский период происходит расширение словопроизводственной базы дериватов с суффиксом -ун [1. С. 84]. В «Ономастиконе» С.Б.Веселовского приведены многочисленные прозвища и фамилии от них. В исследуемых материалах XVII—XVIII вв. представлены прозвища, мотивированные существительными (Глазун, Горбун, Чупрун); прилагательными (Борзун, Долгун); глаголами (Ляпун, Мигун, Пискун, Плясун, Хвастун, Чихун, Щелкун); -уш(-юш): Вахруш, Мартюш, Меркуш, Митрюш, Митюш, Патруш. Ср.: «дворовые люди руской породы Петръ Алексѣев сын Вахрушев» (1719 г., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034а. Л. 42 об.); «Катайского острогу Марина Силина дочь Мартюшевых» (ФГАКО. Ф. 224. Кн. 65. Л. 29); Ивашко Митрюшев (1668 г., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 781. Л. 1 об.); «Ивашко Дмитриевъ Митюшев» (1671 г., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 711. Л. 14 об.); «Петръ Елθимовъ сынъ прозвище Патрушевъ» (1710 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1317. Л. 447 об.); -ыш: Бубеныш, Бугрыш, Гладыш, Голыш, Дробыш, Катыш, Кобыш, Култыш, Малыш, Твердыш, Упадыш, Черныш. Ср.: «Тимоθѣи Григор(ь)евъ Бубенышевъ» (1707 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1480. Л. 67); Ивашко Бугрыш (Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 10. Л. 109); Иван Гладышев (1774 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 4704. Л. 2); «ямщикъ Иван <…> Твердышев» (1717 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 518. Л. 109). Прозвища на -ыш производны от существительных: Бугрыш < бугор; прилагательных: Голыш < голой, Малыш < малой, Черныш < черной, Добрыш < доброй; глаголов: Упадыш < упадать, Дробыш < дробить, Катыш < катать. Отапеллятивные прозвища с этим суффиксом и фамильные прозвания от них встречаются в русской антропонимии раньше нарицательных имен, со второй половины XV в., что обусловлено принадлежностью апеллятивов к экспрессивным образованиям народно-разговорного языка [1. С. 106]. Прозвища на -ыш представлены в севернорусских памятниках письменности. Ср.: Круглыш Малашка, 1495 г., Новгород [5. С. 166]; Малыш, Малышевы, XV—XVII в., Новгород [5. С. 192]. · Основа имени на согласный + формант (гласн. + согл. + гласн.): -ав(а)(-яв(а)): Гужава (от гуж — «петля, укрепленная в хомуте» (взялся за гуж, не говори, что не дюж) [6. T. I. C. 406]), Золотава, Любава (мужское имя), Малява, Чернава, Чужава. Ср.: «во дворѣ <…> Игнат Сергѣевъ с(ы)нъ Гужавин» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034. Л. 331 об.); «Куземка Михаилов Золотавин» (1691 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 988. Л. 504); Ларька Малявин, тобольский стрелец (1697 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 860. Л. 101 об.); «Савелей Еремѣевъ с(ы)нъ Чужавин» (1700 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 85. Кн. 153. Л. 81); -аг(а)(-яг(а)) в канонических именах: Матяга (от Матвей), Митяга, Мишага (от Михаил), Мосяга. Ср.: «Игнашка Артемьевъ сынъ Матягинъ» (1700 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1173. Л. 142); «Гришка Мишагин Середней» (1668 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Ст. 100. Л. 213); «под(ь)яческой сын Андрѣй Мишагинъ» (1678 г., Верх., РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Ст. 13. Л. 65); -аг(а)(-яг(а)) в неканонических именах и прозвищах: Бедняга, Верещага, Дурняга, Кокляга, Летяга, Лубяга, Смирняга. Ср.: «д(е)р(е)вня Смирнягинская <…> в(о) д(воре) стрелецъ Ивашко Михайловъ с(ы)нъ Смирнягин» (1680 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 261. Л. 103); «пелымской пешей казакъ Иванъ Смирнягинъ» (1704 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1403. Л. 429); -ак(а)(-як(а)) в канонических именах: Федяка; -ак(а)(-як(а)) в неканонических именах и прозвищах: Балака, Клевака, Кобыляка, Кровяка, Кузляка, Кусака, Ломака, Любяка, Ревяка, Шеляка, Шишеляка. Ср.: Иван Кобылякин (1704 г., Тар., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1403. Л. 611); «Вас(ь)ка Кузляка» (1626 г., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 6. Л. 9 об.); «Илейка Кусакин» (1635 г., РГАДА. Ф. 214. Ст. 55. Л. 28); «Вас(ь)ка Дмитриев Ревякин» (1690 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 918. Л. 226 об.); -ан(я): Дураня, Духаня. Ср.: Дуранин (Верх., РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Кн. 582. Л. 10); «Ортюшка Дураня» (1671 г., Верх., ОР РГБ. Ф. 218. Кн. 547. Л. 38); «Семейка Духанин» (1626 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 6. Л. 219 об.); -ах(а)(-ях(а)) в канонических именах: Конаха, Патраха, Селяха, Симаха. Ср.: «дворъ <…> оружейного мастера Васил(ь)я Конахина Пушкаря» (1710 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1317. Л. 506); Митька Патрахин, посадский человек (1690 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 918. Л. 12); «Мишка Селяхинъ» (1689 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 918. Л. 106 об.); «двор посацкого ч(е)л(о)в(е)ка Архипа Матвѣева с(ы)на Симахина» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034а. Л. 387 об.); -ах(а)(-ях(а)) в неканонических именах и прозвищах: Потеряха; -аш(а)(-яш(а)) в канонических именах: Горяша, Митяша, Федяша. Ср.: Михайло Горяшин (1710 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1526. Л. 38); «Анна Сергѣева дочь Митяшина» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034. Л. 276); Федяшин (ФГАКО. Ф. 224. Кн. 65. Л. 107 об.); -аш(а)(-яш(а)) в неканонических именах и прозвищах: Походяша. «Петръ Михайлов сынъ Походяшин» (Верх., РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Кн. 582. Л. 13 об.); «верхотурской посадской человѣкъ Иванъ Походяшин» (ФГАКО. Ф. 214. Кн. 65. Л. 133); -ен(а)(-ен(я)): Бабеня, Батеня, Бебеня, Бобреня, Брусена (Брусеня) (от брусена — «брусника» или от брусить — «нести чепуху» [6. Т. I. С. 131]), Меньшеня, Ушеня. Ср.: «Дѣйко Григор(ь)евъ с(ы)нъ Бебеня» (1679 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 232. Л. 16 об); «Ивашко Бобреня» (1676 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 605. Л. 3 об.); «двор <…> Васил(ь)я Никифорова с(ы)на Брусенина» (1710 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1317. Л. 359 об.); «Афонасей Меншенин» (1715 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 526. Л. 2 об.); «конной казакъ Андрѣй Ушенин» (1710 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1317. Л. 516 об.); -ет(а): Малета, Хлепета. Ср.: Аверкей Иванов Малетин (1676 г., ФГАКО. Ф. 224. Кн. 2. Л. 11); «Емел(ь)янъ Максимов с(ы)нъ Хлепетин» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034. Л. 214); -ил(о) в канонических именах: Данило, Гаврило, Кирило, Корнило, Михаило. Ср.: «Гаврило Потапов <…> Кирило Анакиев Потанин» (1707 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1480. Л. 65); «послужимец Данило» (1657 г., ФГАКО. Ф. 224. Л. 16); «Андрей Михайловъ сын Корнилов» (1704 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 520. Л. 2 об.). В южнорусских текстах наблюдаем финаль -а. Ср.: Данила [9. С. 96]; Гаврила [10. С. 77]; Кирила [9. С. 25]. Дериваты на -ил(о) от христианских имен возникли не без поддержки антропонимов Данил/Данило, Михаил/ Михайло, у которых при вычленении сокращенной основы имени собственного (Даня, Миха) выделился суффикс -ил [1. С. 128]. К аналогичному выводу приходит А.А.Зализняк: «Имена Данил-, Гаврил- полностью уподобились славянским именам с суффиксом -ил- <…>, мы уже не отделяем их от суффиксальных» [7. С. 189]; -ил(о) в неканонических именах и прозвищах: Будило, Ворошило, Гудило, Забило, Колотило, Комшило, Мазило, Молотило, Семило, Томило, Трусило, Холодило, Шумило. Ср.: «Ондронъ Ивановъ Мазилов» (1707 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1480. Л. 70 об.); «д(вор) стрел(ь)ца Ивашка Молотилова» (1624 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Л. 547); «Лазар(ь) Карпов сынъ Семилов» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034. Л. 68 об.); «жил де во дворѣ у Томила Шерстова» (1662 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 434. Л. 107); «во дворѣ Андрѣй Калининъ с(ы)нъ Трусилов» (1719 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1605. Л. 73); «Олешка Григор(ь)ивъ Холодило» (1664 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 326. Л. 73 об.); «в(о) д(воре) Гордюшка Петров с(ы)нъ Шумилов» (1685 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 968. Л. 242); -их(а): Бабалиха, Жериха, Иваниха, Ознобиха, Трошиха. Ср.: «Сенка Леонтьевъ Деминых Бабалиха онъ же» (1689 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 918. Л. 111); «Юрье Жерин <…> от(е)цъ его Максимъ Жерихинъ» (1710 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1526. Л. 9); «Ярко Игнат(ь)евъ сын Ознобихин» (1691 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 988. Л. 412). Отмечаем распространенность фамилий на -ихин. Ср.: Барихин (1676 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 605. Л. 17); Житнихин (1685 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 968. Л. 128 об.); Ляпихин (1690 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Ст. 100. Л. 197 об.); «во дворѣ Θедор Родионов сын Мал(ь)чихин» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034. Л. 468); Морозихин (1690 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 919. Л. 6); Опалихин (1719 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1605. Л. 75); Павлихин (1680 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 697. Л. 29 об.); Розвалихин (1624 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1207. Л. 118 об.); «Гришка Дмитриевъ Селихин» (1664 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 326. Л. 71); Селихин < Селиха; «деревни Луговые <…> Ондрюшка Савинъ Теплоушихин» (1689 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 918. Л. 109); Трусихин (1681 г., Тоб., РГАДА. Ст. 705. Л. 277); «Семейка Шутихинъ» (1664 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 326. Л. 82 об.). Мотивирующая основа указывает на распространение в Зауралье андронимов (прозваний женщин по имени, прозвищу или фамилии мужа). Ср.: «вдова Пелагия Θилипова Мартиха» (1721 г., ФГАКО. Ф. 224. Кн. 65. Л. 4 об.); «вдова Мартем(ь)яна Макарова дочь Петушиха» (1721 г., ФГАКО. Ф. 224. Кн. 65. Л. 141 об.); «д(е)р(е)в(ня) вдовы Огроθенки Русинихи» (1624 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Л. 203); «деревни Щипачевы вдова крестьянская жена Марθа Кондратьева Щипачиха» (1721 г., ФГАКО. Ф. 224. Кн. 65. Л. 164 об.). Функционирование андронимов на -их(а) и фамилий от них указывает на территориальные истоки — севернорусские и среднерусские говоры. Ср.: «В тех говорах, где продуктивны наименования лиц на -их(а) — среднерусские и севернорусские говоры Центра и говоры на территории позднего заселения, — распространены также прозвания женщин по личному имени, прозвищу или фамилии мужа» [1. С. 121]. Прозвища на -их(а) у мужчин зафиксированы в XV—XVII вв. Ср. в «Ономастиконе» С.Б.Веселовского: Басиха Степан Сергеев, 1490 г. (С. 26), Закусиха Третьяк, 1612 г. (С. 119), Заломиха (С. 119), Звониха Степанович Лазарев, 1475 г. (С. 121), Кутиха Андрей Семенович Заболоцкий, XV в. (С. 174), Лущиха князь Василий Иванович Хованский, 1487 г. (С. 187), Мощиха Артемий, 1539 г. (С. 207). Мужские прозвища на -их(а) отмечены в памятниках XVI в.; -иц(а): Дурница, Землица, Козица, Телица, Тупица. Ср.: «Θед(ь)ка Дурницын» (1626 г., Тар., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 6. Л. 13 об.); Михайло Козицын, крестьянин (1705 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 794. Л. 2 об.); Мишка Телицын (1693 г., Бер., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1069. Л. 12 об.); Петрушка Тупица, крестьянин (1665 г., Верх., РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Ч. 1. Ст. 126. Л. 3). Формант -иц(а) был продуктивным в именах женского рода. Использование прозвищ, мотивированных апеллятивами женского рода по отношению к мужчинам, вносит сниженную субъективно-оценочную окрашенность. Ср.: Якунька Поварница (1624 г., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1207. Л. 115); «Мит(ь)ка Степанов сын Пономарицын» (1691 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 988. Л. 424 об.). Прозвища и возникшие на их основе фамилии в мужских антропонимах часто носят матронимический характер. Ср.: Андрей Дунюшкин (1765 г., Тюм., РГАДА. Ф. И 47. Кн. 4020. Л. 10). Антропонимический суффикс -иц(а) употребителен в русском языке XVI—XVII вв. Ср.: Беляница Александрович Безобразов, начало XVI в.; у него брат Черница [5. С. 36]; -иш(а): Раздериша, Ступиша. Ср.: Василий Раздеришин, сын боярский (1741 г., Тоб., РГАДА. Ф. 1446. Д. 11. Л. 8); Меньшик Ступишин (1604 г., ОР РГБ. Ф. 256. К. 47. Д. 65. Л. 2); -ищ(е): Конище. Ср.: «Прон(ь)ка Конищев» (1691 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 988. Л. 422 об.); -ол(я): Бузоля (от бузовать — «скандалить»). Ср.: Ивашко Бузолин (1630 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 21. Л. 16); -он(я) в канонических именах: Мехоня. Ср.: «Мурзинские слободы Ондрюшка Васильевъ Мехонинъ» (1689 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 918. Л. 101 об.); -он(я) в неканонических именах и прозвищах: Бахоня, Махоня, Сухоня, Шихоня. Ср.: Мишка Шихонин (1633 г., Верх., РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Ст. 144. Ч. 1). Антропоним Ших был распространен среди князей XVI в. [5. С. 370]; -ох(а) в канонических именах: Митроха. Ср.: «в(о) д(воре) конной казакъ Ивашко Петров с(ы)нъ Митрохин» (1680 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 261. Л. 10); «Митрохин дворъ <…> Якова Петрова с(ы)на Митрохина» (1710 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1317. Л. 674); -ох(а) в неканонических именах и прозвищах: Видоха, Завароха, Козоха, Лутоха (от лутошливый — «не по годам смышленый ребенок» [12. С. 225]), Чистоха. Ср.: Данило Козохин (1760 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 1721. Л. 12 об.); «Михѣйко Григорьевъ Лутохин» (1689 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 918. Л. 101 об.); -ош(а): Бобоша, Провидоша, Пройдоша, Торгоша. Ср.: Михайло Провидошин (1721 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 520. Л. 13); -уг(а)(-юг(а)) в канонических именах: Евтюга. Ср.: «во дворе с(ы)нъ боярской Григорей Борисов с(ы)нъ Евтюгин» (1719 г., РГАДА. Ф. И 47. Кн. 2034а. Л. 96); -уг(а)(-юг(а)) в неканонических именах и прозвищах: Бердюга, Малюга, Пилюга, Сычуга, Харапуга. Ср.: «Александрикъ Бердюгинъ» (1668 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Ст. 100. Л. 219); «Максимко Микитин Пилюгин» (1683 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 261. Л. 71); «Красномыской слободы крестьянин Фома Иванов Сычюгин» (1727 г., ФГАКО. Ф. 224. Кн. 65. Л. 70 об.); «Вахромѣйко Иванов Харапугинъ» (1668 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Ст. 100. Л. 247); -ул(я): Городуля, Живуля, Пискуля. Ср.: Василий Городулин (1760 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 1721. Л. 11 об.); Осип Пискулин (1760 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 1721. Л. 14); -ун(я)(-юн(я)) в канонических именах: Карпуня, Петруня, Федюня, Якуня; -ун(я)(-юн(я)) в неканонических именах и прозвищах: Годуня, Дедюня, Дуруня, Первуня, Почекуня, Пятуня, Сесюня, Таратуня, Шебуня. Ср.: «Петръ Лукин с(ы)нъ Петунин» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034. Л. 226); «Иванъ Сесюнинъ» (1763 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2055. Л. 164); Тимошка Шебунин (1676 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 605. Л. 6); -ур(а)(-юр(а)): Бачура, Дедюра, Кондюра (от кондорить — «хитрить, злословить»), Кочура, Пентюра. Ср.: «Малаθѣйко Иванов Дѣдюрин» (1691 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 988. Л. 491); «Андрюшка Кондюрин» (1673 г., Верх., ОР РГБ. Ф. 256. К. 47. Д. 149. Л. 1); «Мирон Ивановъ с(ы)нъ Пентюря» (1728 г., ФГАКО. Ф. 224. Кн. 140. Л. 1). Формант -ур(а) малопродуктивен. С середины XV в. отмечено несколько квалитативов: Костюра < Костя, Митура < Дмитрий, Мишура < Миша, Степура < Стёпа [15. С. 123]. Отметим также: Семен Обрютин Мишурин, середина XVI в. [5. С. 201]; Мишурин < Мишура < Миша < Михаил; -ут(а)(-ют(а)) в канонических именах: Ванюта, Панюта, Тарута. Ср.: «Иван Ванютин, посадский» (1723 г., Тюм., РГАДА. Ф. И 167. Л. 10); «Максим Панютинъ» (1598 г., Верх., ОР РГБ. Ф. 256. К. 47. Д. 4. Л. 1 об.); «лав(ка) посатцково ч(е)л(о)в(е)ка Луки Тарутина» (1623 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1207. Л. 29); -ут(а)(-ют(а)) в неканонических именах и прозвищах: Лешута, Обрюта. Ср.: «Овдотья Иванова дочь Лешутина» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034. Л. 189 об.); Иван Обрютин, дьяк (1696 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Ст. 970. Л. 62); -ух(а)(-юх(а)) в канонических именах: Ортюха, Матюха. Ср.: Исайко Матюхин (ОР РГБ. Ф. 256. К. 47. Д. 2. Л. 1); -ух(а)(-юх(а)) в неканонических именах и прозвищах: Гоголюха (от гоголь — «один из видов уток», «щёголь, франт, волокита» [6. Т. I. С. 364]), Голендуха, Громотуха, Грязнуха, Дедюха, Дуруха, Заколюха, Золотуха, Корзуха (от корзно (корзень) — «верхняя одежда, зипун»), Ладнуха, Лескуха, Ничеуха, Первуха, Потребуха (от потреблять, потребить — «расходовать» [6. T. III. C. 358]), Редруха, Рябуха, Стадуха, Теплуха, Шадруха (от шадрой — «рябой»). Ср.: «стрелецъ Аθон(ь)ка Гоголюхинъ» (1673 г., Верх., ОР РГБ. Ф. 256. К. 47. Д. 169. Л. 15); «кабала на нев(ь)янских на <…> Иване Голендухине» (1678 г., Верх., РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Ст. 13. Л. 51); Крысанф Грязнухин (1731 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2035. Л. 17); «Егоръ Петровъ Грязнухинъ» (Тюм., ГАТО. Ф. И 177. Д. 11а. Л. 9 об.); «дворъ кр(е)стьянина Ивана Матвѣева с(ы)на Заколюхиных» (1731 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2035. Л. 55 об.); «Обрамко Θедоровъ Корзухин» (1689 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 918. Л. 124); «Ларя Андреев сын Ничеухин» (1727 г., ФГАКО. Ф. 224. Кн. 65. Л. 76); «жена Иванова сына прозвище Потребухина Анна» (1710 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1317. Л. 531 об.); «Евсѣй Семеновъ Редрухинъ» (1707 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1480. Л. 67); «во дворѣ Насон Кондрат(ь)ев с(ы)нъ Рябухин» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034а. Л. 405 об.); Яраско Стадухин (1691 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 988. Л. 456); Иван Шадрухин (1710 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 85. Кн. 153. Л. 55); -уш(а)(-юш(а)) в канонических именах: Андрюша, Климуша, Меркуша, Петруша, Труша, Фадюша. Ср.: «Ондрюша Михаилов» (1598 г., Верх., ОР РГБ. Ф. 256. К. 47. Д. 5. Л. 1); «д(е)р(е)вня Мороскова над рекою Турою в(о) д(воре) Евсючко Ларионов с(ы)нъ Меркушинъ» (1680 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 697. Л. 68 об.); Петруша Угренин (1598 г., Верх., ОР РГБ. Ф. 256. К. 47. Д. 5. Л. 1); «во дворѣ крестьянин Иван Дмитреев с(ы)нъ Петрушин» (1719 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1605. Л. 16 об.); «салдацкая Кирилловска жена Трушина» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034. Л. 3); -уш(а)(-юш(а)) в неканонических именах и прозвищах: Гречуша, Вторуша, Кривуша, Первуша. Ср.: «дочь взята в городѣ Тюмени у мещанина Гречушина» (Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Д. 4669. Л. 46 об.); Панкратей Вторушин (Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 526. Л. 8 об.); Гришка Кривушин (1685 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 968. Л. 73 об.); «Матюшка Михайловъ с(ы)нъ Первушин» (1685 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 968. Л. 190 об.). Суффиксы -уш(а)(-юш(а)) и -ух(а)(-юх(а)) нередко взаимозаменяемы. Ср.: Первуха — Первуша, Ванюха — Ванюша; -ыг(а): Булыга, Бурыга, Бусыга, Бутыга, Дурыга, Колотыга, Коротыга, Костыга, Ловыга, Лодыга, Малыга, Мандрыга, Марамыга, Старыга, Толпыга, Толстыга, Торопыга, Фартыга, Фуртыга, Холостыга, Шаншига (от шамшить — «шамкать, говорить с шипом». Даль отмечает производные от этой основы: шама, шамоня, шамша, шамшура, шамкала [6. T. IV. C. 620]), Шарыга. Ср.: Алешка Бутыгин, староста ямских охотников (1699 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1231. Л. 66); Петр Дурыгин (1726 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 167. Д. 11. Л. 4 об.); «Петръ Ивановъ Костыгинъ» (ГАТО. Ф. И 100. Кн. 2. Л. 6 об.); «Степан Козминъ сынъ Мандрыгин» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034. Л. 63); «конной казакъ Иван Толстыгин» (1704 г., Тар., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1403. Л. 611); «Стен(ь)ка Θуртыгин» (1668 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Ст. 100. Л. 201); «Еθимъ Шанъшигин» (Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 526. Л. 15 об.); «д(вор) с(ы)на боярсково Ондрѣя Шарыгина» (1624 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Л. 551); -ык(а) в канонических именах: Созыка. Ср.: «Овдотья Зиновьева дочь Созыкина» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034. Л. 4); -ык(а) в неканонических именах и прозвищах: Мандрыка, Ходыка. Ср.: «Θекла Иванова дочь Ходыкина» (1721 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Д. 4395. Л. 13); -ын(я)(-ин(я)): Дурыня, Казачиня, Торопыня, Усыня. Ср.: «конной казак Дмитрѣй Казачинин» (1704 г., Тар., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1403. Л. 611); -ыр(я): Копыря («копнуть», «дать пинка», «столкнуть» [6. Т. II. С. 159]). Ср.: «двор посадцког(о) ч(е)л(о)в(е)ка Ивашка Копырина» (1671 г., Верх., ОР РГБ. Ф. 218. Кн. 547. Л. 51). Имя Копыря было известно в XVI в. в княжеском роду [5. С. 154]; -ыш(а): Добрыша. Ср.: «Алексѣи Добрышин канцелярист» (1721 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Д. 3147). Прозвища этого типа мотивированы существительными общего рода, которые были продуктивны в просторечной и диалектной речи в старорусский период [1. С. 126]. Апеллятивы общего рода возникали главным образом от глаголов (верещага, клевака, потеряха, ревяка) и прилагательных (бедняга, чернава, чистоха). Исследуемые материалы указывают на отсубстантивные образования (Ушеня, Дураня). · Основа имени на гласный + формант (гласн. + согл. + гласн.): -ул(я): Вауля, Деуля. Ср.: «Степан Мамантов с(ы)нъ Ваулиных» (ФГАКО. Ф. 224. Кн. 65. Л. 96); Захарко Деулин (1679 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 988. Л. 396 об.). · Основа имени на согласный + формант (согл. + гласн. + согл.): -кей: Трушкей. Ср.: «Онохиной дер(е)вни <…> сын боярской Вячеслав Трушкѣевъ» (1703 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1403. Л. 84 об.); -ник: Агафонник, Андронник, Калинник, Трушник. Ср.: «в Невьянской слободѣ <…> Андронникъ Зяблово» (1656 г., Верх., РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Ст. 3. Л. 107); «Агаθонник» (ФГАКО. Ф. 224. Кн. 2. Л. 33 об.). В святцах было имя Агафоник. В зауральских текстах имя фиксируется как образованное от Агафон при помощи суффикса -ник Агафонник. «Иван Калинников с(ы)нъ Неприпасов» (1696 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Ст. 970. Л. 63). В святцах было имя Калинник. Поскольку в Зауралье бытовало имя Калина (уменьшительная форма от Калинник или образованное от апеллятива Калина), Калинник стало восприниматься как производное имя с суффиксом -ник. «Женится <…> с Красной горы жител(ь) Мит(ь)ка Ивановъ в Трушниковои д(е)р(е)вни у оброчного кр(е)стьянина Обросимка Трушникова на дочери ево д(е)в(и)це Тат(ь)янице первым браком» (1697 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 860. Л. 29 об.). · Основа имени на гласный + формант (согл. + согл. + гласн.): -ньк(а): Ганька, Доронька. Ср.: «В межах та иво земля <…> с Ган(ь)кою» (1685 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 968. Л. 155); «Дорон(ь)ка» (1685 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 968. Л. 157 об.); -шк(о): Богдашко, Галашко, Ивашко, Игнашко, Обрашко, Онашко, Пашко, Трошко. Ср.: «Богдашко Веселой» (1624 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Л. 220 об.); Богдашко Гаврилов Мочалов (1697 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1120. Л. 19); Галашко Микитин (1646 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 956. Л. 123); Игнашко (1636 г., РГАДА. Ф. 214. Ст. 55. Л. 11); Обрашко (1668 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Ст. 100. Л. 246); Онашко (1668 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Ст. 100. Л. 221); Пашко (1697 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1120. Л. 11); Трошко Черного (1676 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 605. Л. 3 об.). В южнорусских текстах употребительны форманты -шк(а). Ср.: Ивашка [10. С. 138]; Ивашкин [10. С. 32]; Ивашкин, 1550 г., Тула [5. С. 126]; -шк(а) в канонических именах: Алешка, Гришка, Игнашка, Кондрашка, Малашка, Мирошка, Мишка, Панкрашка, Пашка, Ромашка, Тимошка, Тишка. Ср.: «Алешка Иванов с(ы)нъ Кулаков» (1685 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 968. Л. 138 об.); Гришка Сибинин (1676 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 605. Л. 3); «Кондрашка Старцовъ» (1685 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 968. Л. 80 об.); Малашка Митрофанов, верхотурский воротник (1673 г., Верх., ОР РГБ. Ф. 256. К. 47. Д. 138. Л. 2); «Мирошка Яковлевъ с(ы)нъ Торопыгин» (1685 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 968. Л. 155); «Мишка Пахалуевъ» (1676 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 605. Л. 3); Панкрашка (1685 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 968. Л. 197 об.); Пашка (1685 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 968. Л. 132 об.); «Понкрашка» (1697 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1120. Л. 18); Ромашка Дьяконов (1676 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 605. Л. 3); Тимошка Осипов (1597 г., ОР РГБ. Ф. 256. К. 47. Д. 1. Л. 10 об.); «денежный мастер Тишка Θедоров» (1661 г., РГАДА. Ф. 214. Ст. 594. Л. 160); -шк(а) в неканонических именах и прозвищах: Пустошка. Ср.: «во дворѣ драгун Василей Пустошкин» (1710 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1526. Л. 365 об.). · Основа имени на согласный + формант (согл. + согл. + гласн.): -чк(о): Мирчко. Ср.: «староста Мирчко Ильинъ Бѣлкинъ» (1741 г., Тоб., РГАДА. Ф. 1446. Д. 11). · Основа имени на согласный + формант (гласн. + согл. + согл. + гласн.): -анк(о): Дуранко, Лупанко (от лат. lupus — «волк»). Ср.: Ортюшка Дуранков (Верх., РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Ст. 3. Л. 113); «Лупанко Мартемьяновъ Мирского» (1689 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 918. Л. 110 об.); -ейк(а): Илейка, Кузейка, Семейка. Ср.: Илейка Иванов (1646 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 956. Л. 130); «деревня Кузейкина» (1624 г., РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Л. 255); «зерщикъ Семейка Мостинскова» (1600 г., Верх., ОР РГБ. Ф. 256. К. 47. Д. 22. Л. 1); -ейк(о): Воейко (от воя — «воин»), Иаковейко, Олумпейко, Сергейко, Хрисанфейко. Ср.: Воейков Иван (1599 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 2. Л. 157); Иаковейко Якимов (1646 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 956. Л. 126); Олумпейко Михайлов Важанин (1646 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 956. Л. 139 об.); «Сергѣйко Θедосѣевъ Судовщиков» (1602 г., Верх., ОР РГБ. Ф. 256. К. 47. Д. 51. Л. 3); «Хрисанθѣйко» (1646 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 956. Л. 152); -енк(а): Морденка. Ср.: «деревни Морденкиной <…> Ивана Осипова сына Морденкина <…> сын Ефим» (1748 г., Верх., РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Кн. 583. Л. 76); -ечк(а): Кошечка. Ср.: «Ивашко Кошечкинъ» (1683 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 746. Л. 71 об.); -ишк(о): Любишко. Ср.: Любишко (1684 г., Тур., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 264. Л. 5); -очк(а): Чапочка (от чап (прм.) — «цеп, молотило» [6. Т. IV. С. 586]). Ср.: «во дворе крес(ть)янин Иван Чапочкин» (1710 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1526. Л. 209 об.); -отк(а): Леготка. Ср.: Иван Леготкин (ФГАКО. Ф. 224. Кн. 2. Л. 48 об.); -ошк(а): Мирошка, Митрошка, Пустошка, Тимошка. Ср.: «Мирошка <…> Тимошка» (1676 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 605. Л. 7 об.); Митрошка Петров (1646 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 956. Л. 122); -уньк(а)(-юньк(а)): Карпунька, Пятюнька. Ср.: «Карпун(ь)ка» (1636 г., РГАДА. Ф. 214. Ст. 55. Л. 163); «Пятюн(ь)ка Алθимовъ» (1646 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 956. Л. 135); -ушк(а)(-юшк(а)) в канонических именах: Кипрюшка, Лаврушка, Матюшка, Ортюшка, Петрушка, Самушка, Сергушка. Ср.: «оброчной крестьянинъ Иванъ Θедоровъ с(ы)нъ Кипрюшкинъ» (1681 г., ФГАКО. Ф. 224. Кн. 2. Л. 36); «Лаврушка Юлин» (1656 г., Верх., РГАДА. Ф. 1111. Оп. 1. Ч. 4. Ст. 195. Л. 16 об.); «Матюшка Васил(ь)евъ» (1635 г., РГАДА. Ф. 214. Ст. 55. Л. 27); «Ортюшка Дементьев» (1662 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 434. Л. 105); Ортюшка (1676 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 605. Л. 7 об.); «Петрушка Скрыпин» (1635 г., РГАДА. Ф. 214. Ст. 55. Л. 27); Самушка Харламов (1646 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 956. Л. 122 об.); Сергушка Дрозжин, посадский человек (1661 г., РГАДА. Ф. 214. Ст. 594. Л. 197); Сергушка (1662 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 434. Л. 104); -ушк(а)(-юшк(а)) в неканонических именах и прозвищах: Гречушка. Ср.: Федор Гричушкин (1746 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 4264. Л. 1 об.); -ушк(о)(-юшк(о)): Юшко, Якушко. Ср.: Якушко Михайлов (1635 г., РГАДА. Ф. 214. Ст. 55. Л. 28); «Юшко Жилинской» (1635 г., РГАДА. Ф. 214. Ст. 55. Л. 28); -ынд(а): Дурында, Шулында (от шула — «заборный столб» [6. Т. IV. С. 648]). Ср.: «Бугуевой д(е)р(е)вни крестьянина Степана Шулынду под караулом» (ФГАКО. Ф. 224. Кн. 311. Л. 10); -ышк(а): Бутышка, Вторышка, Мандрышка, Марамышка. Ср.: «Гришка Бутышкин» (1661 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Ст. 100. Л. 255); «тобол(ь)ские торговые люди Вторышка Тихонов» (1631 г., РГАДА. Ф. 214. Кн. 32. Л. 100); Вторышка (1630 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 32. Л. 100); «кр(е)стьянин Якимко Яковлев Мандрышка» (1662 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 434. Л. 163); «Ондрюшка Еремѣевъ Марамышка» (1697 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1120. Л. 19); -ышк(о): Вторышко. Ср.: Вторышко (1680 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 261. Л. 179); -ютк(а): Евсютка. Ср.: Евсютка (1668 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Ст. 100. Л. 199); -ючк(о): Ивсючко. Ср.: «Ивсючко» (1662 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 434. Л. 162 об.); -яйк(о): Беляйко. Ср.: Ивашко Беляйко (1626 г., Тар., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 6. Л. 10). · Основа имени на согласный + формант (гласн. + согл. + гласн. + согл.): -енок: Дыменок, Куличенок, Спиченок. Ср.: «Θед(ь)ка Миронов с(ы)нъ Дыменок» (1683 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 261. Л. 141 об.); «Оθон(ь)ка да Мит(ь)ка Ивановы дѣти Куличенки» (1691 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 988. Л. 437); «Тишка Спиченок» (1691 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 988. Л. 421). Прозвища на -енок употребительны в южнорусских говорах. Ср.: «Θома Аθремов с(ы)нъ Буловенок» [10. С. 16]. · Основа имени на гласный + формант (согл.): -j в канонических именах: Маркей. Ср.: «Θедор Маркѣев» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034. Л. 190); -j в неканонических именах и прозвищах: Вихляй, Гуляй, Докучай, Забегай, Загребай, Заломай, Замарай, Замирай, Замотай, Запрягай, Колупай, Легостай, Ломай, Нелай, Непытай, Неупокой, Неустрой, Пинай, Погадай, Полетай, Попадай, Порывай, Растегай, Роздуй, Росшептай, Тарарай, Чуй, Шалай («шалопай» [6. Т. IV. С. 620]), Шибай, Шулай. Ср.: «Первушка Вихляй» (1626 г., Тар., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 6. Л. 14 об.); «кр(е)стьянин Василей Иванов сын Забегаев» (1719 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1605. Л. 108 об.); «Ивашко Федотов Замирай» (1631 г., РГАДА. Ф. 214. Кн. 32. Л. 737); «во дворѣ Никиθор Иванов с(ы)нъ Заматаевъ» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034. Л. 384 об.); «села Кармацкого Семен Аврамов сынъ Запрегаев» (1735 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2038. Л. 13 об.); «Тихонко Колупаивъ» (1664 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 326. Л. 72 об.); «Коз(ь)ма Непытаев» (1715 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 526. Л. 1 об.); Пинай Степанов, верхотурский атаман (1601 г., Верх., ОР РГБ. Ф. 256. К. 47. Д. 29. Л. 1); Попадаевы (1707 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1480. Л. 66 об.); «правил Федор Порываев» (1723 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 167. Д. 3. Л. 6); «дворъ <…> Андрѣя Михайлова с(ы)на Роздуева» (1710 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1317. Л. 640 об.); «кузница посадцких жил(ь)цов Богдашка да Трен(ь)ки Тарараевых» (1624 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Л. 449); «Долматова м(о)н(а)ст(ы)ря д(е)р(е)вни Широковой <…> Василѣй Шалай» (1743 г., ФГАКО. Ф. 224. Кн. 274. Л. 24); «Устин(ь)я Алексѣева дочь Шибаева» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034. Л. 459). Продуктивность прозвищ с финальным j от глаголов, прилагательных, существительных была характерна для старорусского периода [1. С. 87]. В исследуемых источниках XVII—XVIII вв. широко употребительны прозвища и фамилии от них с формантами -j, -aj, -ej, -уj. В отглагольных антропонимах наблюдается омонимичное совпадение с формами повелительного наклонения. · Основа имени на согласный + флексия -а(-я): Народно-разговорные формы имени возникали от усеченной основы личного имени путем присоединения флексии -а(-я): Гавря, Дема, Костя, Купря, Ларя, Мина, Офоня, Патря, Спиря, Треня, Харя. Ср.: «Гавря Михаило Иванов с(ы)нъ Гаврин» (1748 г., Верх., РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Кн. 583. Л. 81 об.); «жител(ь) Θедор Иванов с(ы)нъ Демин» (1697 г., ФГАКО. Ф. 224. Кн. 2. Л. 249); «д(е)р(е)вня Костина» (1683 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 261. Л. 141 об.); Купря (1624 г., РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Л. 157); Ларя (1624 г., РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Л. 149); «во дворе Миней Челпанов <…> Мина Челпанов указ <…> слышал» (1710 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1526. Л. 209 об.); «подьячей Офоня Карпов» (1601 г., Верх., ОР РГБ. Ф. 256. К. 47. Д. 25. Л. 1); «Петрушка Патря» (1676 г., Верх., РГАДА. Ф. 214. Кн. 605. Л. 7); Патрин (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034. Л. 344 об.); «Василѣй Семенов с(ы)нъ Спириных» (1719 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1605. Л. 74 об.); Треня (1624 г., РГАДА. Ф. 214. Кн. 5. Л. 160); «крестьянин Θедор Васил(ь)евъ Хариных» (ФГАКО. Ф. 224. Кн. 65. Л. 28). Флексия -а(-я) в личных именах в Зауралье присоединяется и к полной основе. Ср.: Артема, Максима, Олега. С помощью флексии -а(-я) активно образуются отапеллятивные прозвища. Ср.: Василий Букса, сын боярский (1678 г., Верх., РГАДА. Ф. 1111. Ст. 52. Л. 53); Букса < букситься (сиб.) — «дичиться, коситься» [6. T. I. C. 138]; «Ивашко Кондрат(ь)евъ Варнака» (1697 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1120. Л. 25); Варнака < варнак (сиб.) — «каторжный» [6. T. I. C. 168]; Федька Загваздин (1679 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 232. Л. 24); Загваздин < Загвазда < загваздать (пск., кстр.) — «запачкать, загрязнить» [6. Т. I. С. 567]; «Прохорко Исаковъ Зарубин» (1664 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 326. Л. 56 об.); «Ивашко Θоθановъ Нагиба» (1636 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 74. Л. 179 об.); Нагиба < нагибать — «наклонять, сгибая» [6. T. II. C. 392]; Степанко Оболтин, казак (1626 г., Бер., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 6. Л. 42 об.); Оболтин < Оболта < оболтать — «оклеветать» [6. Т. II. С. 566]; «Веденихтко Амосовъ сынъ Прилипинъ» (1698 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1173. Л. 8 об.); Прилипин < Прилипа < прилипать (арх.) — «приставать» [6. T. III. C. 423]; «жена Розмазина Овдот(ь)я» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034. Л. 567). Прозвища, включающие в свой состав префикс не-, выполняли охранную функцию. Префикс не- мог образовывать прозвища от апеллятивов или имен (Недьяк, Нецветай, Нефедор). В массе своей не- входило в структуру апеллятива, в результате антропонимизации которого возникало прозвище (бытовое имя): Невежа, Невежка, Невер, Невзор, Неворот, Негодяй, Недобрей, Неело, Неждан, Незговор, Незлоба, Незнай, Некрас, Нелай, Нелюба, Немир, Немятой, Ненаш, Неплюй, Неприпас, Непряха, Непытай, Нерад, Несвой, Несговор, Несмеян, Несмеянко, Нетеско, Неугодник, Неудача, Неудачка, Неупокой, Неустрой, Неустройко, Нехорошко. Ср.: «Невѣжка Θедоров» (Тар., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 6. Л. 109 об.); Сенька Неворотов, казак (1661 г., РГАДА. Ф. 214. Ст. 594. Л. 56); Федос Недобреев (1763 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2055. Л. 10); «голова Иван Неѣлов» (1598 г., Верх., ОР РГБ. Ф. 256. К. 47. Д. 3. Л. 5); «Савелий Нелаевъ» (1765 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 4020. Л. 10); «Θилатъ Микитинъ Нелюбинъ» (1707 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Кн. 1480. Л. 67 об.); «тобол(ь)ской с(ы)нъ боярской Бориско Неприпасов» (1696 г., Тоб., РГАДА. Ф. 214. Ст. 970. Л. 63); «Сибирской губернии города Тюмени Тихонъ Непряхин» (1720 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 1567. Л. 2 об.); «Иванъ Непытаевъ» (1719 г., Тюм., ГАТО. Ф. И 47. Кн. 2034а. Л. 384 об.); Несмеянко Насонов (1646 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Кн. 956. Л. 146); Семен Неугодников (1724 г., ФГАКО. Ф. 224. Кн. 260. Л. 40); Неудачка Иванов (1623 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 6. Л. 23 об.); Неустройко (1623 г., Тюм., РГАДА. Ф. 214. Оп. 5. Кн. 6. Л. 24 об.). Имена этого типа представлены в древненовгородском диалекте: Невид, Недан, Некрас, Несул, Нетребуй [7. С. 637—638]. В зауральской антропонимии XVI—XVIII вв. широко отразились словообразовательные модели существительных общего рода с формантами -аг(а), -ак(а), -ах(а), -уг(а), -ыг(а), -ык(а), -ох(а), -их(а), -ух(а), -иц(а), -иш(а), -уш(а), -ош(а), -он(я), -ул(я), -ун(я), -ур(а), -ын(я), -ыр(я). Продуктивными антропоформантами в исследуемый период были -к(о), -к(а), -л(о), -j. Активно функционировали сложные суффиксы: -шк(о), -шк(а), -ушк(а), -ышк(о), -ейк(о), -еньк(а), -ечк(а). Региональные особенности представлены формантами -к(о), -л(о), которым в южнорусских говорах соответствуют -к(а), -л(а). В письменных памятниках, созданных на территории Зауралья в период его первоначального освоения русскими, зафиксирована антропонимическая система словообразовательных формантов, способных быть средством идентификации личности, передавать коннотативную окрашенность имени. В текстах официально-делового стиля XVI—XVIII вв. многообразные суффиксальные образования антропонимов приобретали окраску социальной сниженности. В сфере общения эти суффиксы передают богатейшие оттенки эмоциональных отношений. В каждом языке словообразовательная система уникальна. Ср.: «В семантике имён отражается степень, в которой принято проявлять свои чувства в человеческих отношениях вообще, а также конкретный характер этих чувств. Известно, что разные культуры существенно различаются в этом отношении <…> в культуре, представленной английским языком, проявление эмоций в личных отношениях не поощряется, а в культурах, представленных русским или польским языком, наоборот, поощряется открытое проявление сильных эмоций» [4. С. 194]. В языке вообще, а в формах личных имен и прозвищ в частности, отражается «своеобразие национального характера его носителей» [4. С. 21]. В семантике словообразовательных единиц опосредованно отражен культурный компонент личного имени, закодирована связь с ценностными установками носителей языка. В этой связи исследуемая словообразовательная структура антропоксем — богатейший и неисчерпаемый источник для изучения взаимосвязи языка и русской культуры.

About the authors

Nina Nikiforovna Parfyonova

Surgut State Pedagogical University

Email: ru_language@surgpu.ru

Doctor of Philological Sciences, Professor at the Department of Philology and Journalism

References

  1. Азарх Ю.С. Словообразование и формообразование существительных в истории русского языка. М., 1984.
  2. Апресян Ю.Д. Образ человека по данным языка: попытка системного описания // Вопросы языкознания. 1995. № 1.
  3. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. 2-е изд., испр. М., 1999.
  4. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М., 1997.
  5. Веселовский С.Б. Ономастикон. Древнерусские имена, прозвища и фамилии. М., 1974.
  6. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М., 1978—1980.
  7. Зализняк А.А. Древненовгородский диалект. М., 1995.
  8. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. М., 2004.
  9. Котков С.И., Панкратова Н.П. Источники по истории русского народно-разговорного языка XVII — начала XVIII века. М., 1964.
  10. Памятники южновеликорусского наречия. Конец XVI — начало XVII вв. / Изд. подг. С.И.Котков, Н.С.Коткова; Под ред. С.И.Коткова. М., 1990.
  11. Памятники южновеликорусского наречия. Челобитья и расспросные речи. / Изд. подг. С.И.Котков, Н.С.Коткова, Т.Ф.Ващенко, В.Г.Демьянов; Отв. ред. В.П.Вомперский. М., 1993.
  12. Суперанская А.В. Словарь русских личных имен. М., 1998.
  13. Толкачев А.И. К истории словообразования форм со значением субъективной оценки (квалитативов) личных собственных имен греческого происхождения в древнерусском языке XI—XV вв. // Историческая ономастика. М., 1977.
  14. Толкачев А.И. К истории словообразования форм со значением субъективной оценки (квалитативов) личных собственных имен греческого происхождения в древнерусском языке XI—XV вв. II. // Этимология 1975. М., 1977.
  15. Толкачев А.И. К истории словообразования форм со значением субъективной оценки (квалитативов) личных собственных имен греческого происхождения в древнерусском языке XI—XV вв. III. // Этимология 1976. М., 1978.
  16. Толкачев А.И. Основные факторы фонетических изменений в заимствованных греко-христианских именах в древнерусском языке // Славянское языкознание. VII международный съезд славянистов. Варшава, 1973 г. М., 1973.
  17. Трубачев О.Н. Из материалов для этимологического словаря фамилий России (русские фамилии и фамилии, бытующие в России) // Этимология 1966. М., 1968.

Statistics

Views

Abstract - 53

PDF (Russian) - 128

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.




This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies