The problem of disarmament and the attitude of austrian statesmen to it in the 1960s and 1970s

Cover Page

Abstract

The article is devoted to international security problems in the Second Austrian Republic in the 1960s and 1970s. The aim is to consider the policy of neutral Austria, which was an active struggle for the preservation and strengthening of peace in the international arena and not “flight to isolation”. The topic's relevance lies in the fact that Austria's leading interests during the period under review were to ensure that all European problems were resolved peacefully and, therefore, nuclear weapons were not placed near its borders. It has been very active in the international arena, based primarily on its own interests, and has supported the solution of such problems as ensuring European security and disarmament. The study is based on the Austrian Government's materials containing resolutions on the cessation of nuclear weapons testing. Austrian politicians recognized the importance of a peaceful solution to this problem. The author pays special attention to the German question. His decision was of great importance for Austria since the country's vital interests demanded that a new hotbed of danger should not arise on its borders in the center of Europe. Until 1966, the Austrian Government had not expressed its attitude to ensuring European security while referencing the country's neutrality. In conclusion, it is noted that Austria, as a neutral country, could not be isolated from the initiatives of the socialist camp countries on security and cooperation at the Pan-European conference in connection with the emerging trends in the second half of the 1960s to defuse tensions.

Full Text

Введение.

В силу своего международного статуса нейтральное государство не могло быть заинтересовано в процессе вооружения. Предполагалось, что оно должно было проявлять собственную инициативу в поддержке мероприятий, направленных на достижение мер по разоружению, так как это был одним из лучших путей укрепления безопасности государства. Австрийские государственные деятели много раз делали заявления о поддержке усилий, направленных на сохранение мира, предложений о разоружении и важности разрешения проблемы разоружения. Во время своего пребывания на посту министра иностранных дел, Б. Крайский в одном из интервью сказал: «С точки зрения Австрии любое решение проблемы разоружения, если оно будет проводиться под строгим международным контролем, надо всячески приветствовать» [1, с. 42]. Канцлер Ю. Рааб сделал высказывание в подобном стиле, отмечая, что «хотя вопрос о разоружении в первую очередь является делом великих держав, Австрия будет в меру своих сил поддерживать все усилия, направленные на сохранение прочного мира» [2, с. 114]. Согласно австрийско-польскому сообщению о визите в Польшу министра иностранных дел Австрии Б. Крайского, по мнению обеих сторон «проблема всеобщего и полного разоружения, соединенного с эффективным контролем, становится сейчас главным вопросом международной политики» [3, с. 85].

Здесь необходимо отметить, что Австрия не предпринимала никаких действий, которые были бы направлены даже на частичные меры по разоружению и вообще не проявляла в этом деле активности. В ООН австрийский представитель в связи с предложениями, чтобы Австрия стала членом Комиссии по разоружению, заявил, что «Австрийское правительство только в том случае может принять во внимание такое предложение, если оно будет сделано всеми заинтересованными государствами, в частности, четырьмя великими державами» [4, с. 248].

Материалы и методы исследования.

Объектом исследования является политика Австрии по вопросам обеспечения безопасности и мира в Европе. Цель исследования состоит в осуществлении исторического анализа проблемы разоружения, которая во внешней политике Австрии занимала одно из главных мест и характеризовала в рассматриваемый период ее роль в международных отношениях. Хронологические рамки статьи охватывают период с 1955 года, когда Европа раскололась на два военных политических союза. В это время шла конфронтация по существующим направлениям между социалистическим миром и политикой экспансионизма, а в конце 1960-х – начале 1970-х гг. под воздействием ослабления международной напряженности происходил постепенный переход к урегулированию спорных вопросов при помощи переговоров.

Для достижения поставленной цели использовались следующие исторические методы: источникового анализа, сравнительно-сопоставительный, синхронный и хронологический. В ходе работы над заявленной проблемой автор придерживался принципов объективности и системного подхода.

Результаты и их обсуждение.

Австрийское правительство не поддержало предложений стран соцлагеря о частичных мерах по разоружению, исходя из необходимости соблюдения «равновесия страха», в том числе плана Рапацкого, несмотря на то, что его осуществление для безопасности Австрии имело бы большое значение. Во время визита в Польшу в 1960 г. министр иностранных дел Б. Крайский сделал заявление, что такие предложения как план Рапацкого, может быть принято в случае, если они будут удовлетворять обе стороны, и таким образом, дал понять, что Австрия данный план поддерживать не будет.

Размещение на севере Италии рядом с австрийской границей американских ракетных баз австрийское правительство не подвергло осуждению, несмотря на то, что в случае войны ракеты могли быть выпущены через воздушное пространство нейтральной Австрии и направлены против стран социалистического лагеря.

В отношении разоружения австрийское общество не было согласно с пассивной позицией и требовало от правительства полной поддержки любых предложений, направленных на разоружение [5, с. 7].

О своем несогласии с внешней политикой, имевшей в базисе теорию обеспечения мира в гонке вооружения, неоднократно заявляла Коммунистическая партия Австрии, которая выражала интересы рабочих в стране. [6, с. 128] Коммунисты призывали к поддержке любой инициативы в направлении разоружения и призывали к мировым силам для воздействия на австрийское правительство и парламент, они также направили петиции и резолюции с требованием поддержки СССР о полном и всеобщем разоружении [7, с. 94].

Необходимо отметить также и тот факт, что в стране широкое распространение получила борьба за снижение расходов на армию [7, с. 35]. Известный ученый и общественный деятель Г. Тирринг в 1963 г. предложил, чтобы нейтральная Австрия под контролем ООН провела самостоятельно полное разоружение, показав, таким образом, в жизни доказательство идеи разоружения [8, с. 28]. Молодежное коммунистическое движение Австрии в 1970 г. также потребовало в 1970 г. роспуска австрийской армии. В заявлении говорилось, что в задачи Австрии входит направление своей политики на исполнение решения ООН о полном и всеобщем разоружении. Это было необходимо для того, чтобы стать показательным образцом в решении данной задачи. В 1965 г. в австрийской армии было 55 000 человек, а расходы на ее содержание составляли 2,9 млрд. шилл., что составляло примерно 4,4% бюджета страны [9, с. 52].

Но политические партии и австрийское правительство не согласились с данной инициативой и не поддержали ее. Вице-канцлер правительства Австрийской народной партии Ш. Витхальм дал отрицательную характеристику подготовки народного опроса о роспуске австрийской армии, назвав этот «безответственным делом» [10, с. 7].

Необходимо отметить заинтересованность австрийского общества в предложении СССР о всеобщем и полном разоружении, которые было внесено на XIV сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 1959 г. Это выразилось в большом количестве писем, которые представители различных общественных страт направили парламенту и австрийскому правительству. Они содержали требования о включения вопроса предложения СССР в повестку дня сессии австрийского парламента, которая проходила в это время, а также большое количество подписей [7, с. 172].

В представленном на обсуждение в парламенте докладе австрийского правительства, была представлена на рассмотрение идея полного и всеобщего разоружения. Несмотря на то, что данный вопрос обсуждался в ускоренном порядке в конце дня, а в прениях выступало только двое докладчиков от Социалистической партии Австрии и Австрийской народной партии, сам факт обсуждения подобного предложения имел положительную характеристику. Оба докладчика подчеркивали тот факт, что Австрия была заинтересована в реальной разрядке напряженности, а депутат от СПА Р. Штрасер добавил, что Австрия согласна с предложением СССР, так как оно соответствует интересам народов всего мира [12, с. 147].

Но здесь австрийское правительство не проявило инициативы и не поддержало идеи премьер-министра СССР Н.С. Хрущева о направлении для участия в обсуждении проблемы разоружения на XV сессию Генеральной Ассамблеи ООН глав государств и правительств.

Правительство Австрии не могло не принимать во внимание существующего внутри страны общественного мнения и, следовательно, в ООН Австрия несколько раз выступила в качестве соавтора проектов резолюций, которые касались запрета на испытание ядерного оружия.

Австрия была соавтором резолюций А/1402 (XIV), которая содержала призыв к ядерным державам о прекращении испытаний ядерного оружия [12, с. 182] и А/1252 (XIII), принятой 4-го ноября 1958 г. на Генеральные Ассамблеи ООН. В ней выражалась надежда, что совещание трех стран о прекращении ядерных испытаний, начавшееся в октябре 1958 г. в Женеве, будет иметь положительные итоги [12, с. 214].

Выступая на пленарном заседании XVIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН, министр иностранных дел Б. Крайский полностью одобрил договор о частичном запрете ядерных испытаний, сделав акцент на том, что договор «стал большим облегчением для всего человечества», так как он «проложил путь к дальнейшим успехам в решении проблемы разоружения» [13, с. 95].

К договору о нераспространении ядерного оружия Австрия отнеслась положительно. Она подписала его 01.04.1968 г. и в качестве одного из первых государств ратифицировала его 28.03.1969 г. 13-ю статью Государственного договора содержала обязательство запрета на обладание ядерным оружием. Министр иностранных дел К. Вальдхайм и постоянный представитель Австрии в ООН Г. Хаймерле подчеркивали, что данный договор не является конечной целью, но представляет собой первый конкретный шаг по направлению полного и всеобщего разоружения [14, с. 48].

Самой главной европейской проблемой в рассматриваемый период был немецкий вопрос. Его решение для Австрии имело большое значение, так как «жизненные интересы требовали того, чтобы на ее границах в центре Европы не возник новый очаг опасности» [15, с. 45].

Австрийские государственные деятели признавали важность мирного решения данной проблемы. По мнению канцлера Ю. Клауса, «германский вопрос следует рассматривать как ключевой вопрос международной политики» [16, с. 109].

Несмотря на то, что Австрия выражать официально свою позицию по путям урегулирования немецкой проблемы воздерживалась, австрийские правящие круги поддерживали политику, которую проводили правительство ХДС/ХСС и западные страны. Это была направленная на поглощение ГДР Федеративной Республикой Германии линия, которая могла быть исполнена при помощи проведения общегерманских выборов. Канцлер Австрии Ю. Рааб в интервью 1958 г. выразил надежду на проведение общегерманских выборов и дальнейшего воссоединения Германии [7, с. 62].

Но через несколько месяцев в интервью западногерманскому телевидению Ю. Рааб уклонялся от предыдущего высказывания и говорил, что данный вопрос должен решаться при помощи «открытого обмена мнениями в узком кругу этих держав», следовательно, урегулирование немецкого вопроса является делом только ведущих стран мира [18, с. 75].

Затронуть германский вопрос на двусторонних переговорах с ФРГ и СССР австрийское правительство побудила начавшаяся во второй половине 1960-х гг. разрядка напряжённости на европейском континенте. Содержащиеся в совместных протоколах данных переговоров общие формулировки позволяют предполагать, что правительство Австрии здесь занимало осторожную позицию. Например, советско-австрийские протоколы о визите Председателя Президиума Верховного Совета СССР Н.В. Подгорного в Австрию в ноябре 1966 г. содержали положение, что «решение проблемы германского мирного урегулирования должно учитывать интересы безопасности всех заинтересованных государств» [19, с. 325]. Австрийско-западногерманские протоколы о визите в марте 1969 г. в Австрию канцлера ФРГ К. Кизингера сообщали, что в рамках «справедливого европейского мирного урегулирования» должен быть решен германский вопрос [20, с. 135].

Своего отношения к решению проблемы Западного Берлина Австрия официально не выражала. Но претензии ФРГ на Западный Берлин правящие круги поддерживали. Свидетельством этому стало разрешение проведение с 13-го по 19-е октября 1960 г. в Вене так называемой «Берлинской недели».

По мнению президента Австрии Ф. Йонаса, который в это время занимал пост бургомистра Вены, «Берлинская неделя» организовывалась в политических целях [21, с. 115].

Непризнание Австрии до 1972 г. ГДР было характерной чертой ее позиции.

Австрийское правительство избегало всех действий, которые могли быть поняты в качестве косвенного признания ГДР и не желало рассматривать любые политические вопросы с ГДР. Это было вопреки экономическим интересам Австрии и требованиям деловых кругов страны, которые были заинтересованы в расширении торговли с ГДР. Контакты между внешнеторговой палатой ГДР и австрийской Федеральной Торгово-промышленной палатой установились еще до подписания Государственного договора заинтересованными торговлей с ГДР австрийскими деловыми кругами. В 1954 г. между торговыми палатами сторон было подписано первое соглашение о товарообороте. Внешнеторговой палате ГДР австрийское правительство было вынуждено разрешить открыть свое представительство в Вене.

Торговые соглашения между ГДР и Австрией регулировались заключаемыми каждый год между торговыми палатами обеих стран соглашениями. Быстрыми темпами рос объем торговли. В 1954 г. из ГДР австрийский импорт составлял 193,5 млн. шилл., в 1960 г. – 504,8 млн. шилл., в 1970 г. – 723 млн. шилл. Соответственно, австрийский экспорт составлял 260,9; 523,1 и 680 млн. шиллингов. Развитию товарооборота между ГДР и Австрией способствовал также тот факт, что внешнеторговые органы ГДР принимали участие в Венской ярмарке, а австрийские – в Лейпцигской.

Подобная позиция австрийского правительства заключалась в давлении на Австрию ФРГ. По мнению журнала “Deutsche Aussenpolitik”, который выходил в ФРГ, следствием «диктата Бонна» было непризнание ГДР. Журнал также сообщал, что «западногерманские дипломаты в Вене с усердием, достойным лучшего применения, стараются помешать всему, что могло бы быть полезно для отношений (Австрии – Н.К.) со вторым германским государством» [22, с. 351].

Заключение.

Свидетельством вмешательства правительства ФРГ в решения Австрии, которые касались ее отношений с ГДР, стала ситуация, когда во время переговоров в 1969 г. Австрии с ГДР об образовании австрийской торговой миссии в Берлине, правительство ФРГ сделало заявление. Оно содержало мысль о том, что «политическая позиция австрийского правительства по отношению ГДР не изменится также и в будущем» [22, с. 412]. Учреждение такой миссии в столице ГДР было внутренним делом Австрии, следовательно, планы утверждения австрийской торговой миссии в Берлине облегчали развитие товарообмена с ГДР при соблюдении интересов австрийских предприятий. В ответ на это австрийские государственные деятели заверили ФРГ в том, что они не намерены признавать ГДР в будущем.

Министр иностранных дел Австрии К. Вальдхайм 20-го ноября 1969 г. в Национальном совете сделал заявление, согласно которому в Берлине учреждение австрийской торговой миссии не означает изменения отношения к ГДР Австрии [23, с. 136].

В феврале 1970 г. подобное заявление сделал австрийский министр торговли О. Миттерер. Он полагал, что решение австрийского правительства об установлении с ГДР торговых связей «ни в коем случае не означает дипломатического признания ГДР» и что «глава австрийской миссии не будет обладать ни дипломатическим, ни консульским статутом» [24, с. 175].

На протяжении всего рассматриваемого периода политические силы Австрии за установление дипломатических отношений с ГДР выступали последовательно. Например, на XVII съезде Коммунистическая партия Австрии приняла резолюцию, в которой содержался призыв к установлению с ГДР дипломатических отношений. Также резолюция указывала на важность для развития экономических и других связей Австрии с ГДР данной политической акции [25, с. 417].

Председатель КПА И. Коплениг уделял особое внимание факту того, что политика австрийского правительства, которое суверенное немецкое государство, но при этом не признавало другого, противоречит «национальным интересам Австрии» и «духу нейтралитета» [26, с. 178].

По мнению газеты “Folksstimme”, «действительно, нейтральная политика должна исходить из реальной обстановки, сложившейся в Германии и что нейтральная Австрия должна иметь дипломатические отношения с обоими германскими государствами» [27, с. 214].

Выражая настроения большей части общественности Австрии, австрийская коммунистическая пресса неоднократно подчёркивала, что, проводя политику непризнания ГДР, правительство в отношении одной из своих главных задач ограничивает свободу действий в разрядке напряженности и обеспечении мира в Европе [32, с. 148]. Признание Австрией ГДР могло стать «главной предпосылкой для мирного урегулирования в Европе» [32, с. 185].

В начале 1970-х гг. давление на правительство Австрии со стороны общества и изменение в Европе политической ситуации в конечном счете привели к признанию ГДР Австрией и дальнейшему установлению между ними в декабре 1972 г. дипломатических отношений.

Необходимо отметить, что признание Австрией ГДР не было следствием коренного изменения ее политики, это продиктовала необходимость, которая вытекала из изменений в политике ФРГ, роста авторитета ГДР и сложившегося международного положения.

×

About the authors

Natal’ya S. Kozyakova

Moscow Region State University

Author for correspondence.
Email: nkozyakowa@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0002-3271-8215

Ph.D., candidate of political sciences

Russian Federation, Moscow

References

  1. Alge, S. (1988). Spreng-Sätze: Texte gegen Faschismus, Krieg und atomare Bedrohung. Erstausg. Salzburg.
  2. Müller, P.P. (2011). Julius Raab – ein österreichischer Baumeister: 50 Jahre Julius-Raab-Stiftung Österreich.
  3. Bauer, F., & Seewald, E. (2011). Bruno Kreisky in Ost-Berlin 1978: ein Besuch der besonderen Art. StudienVerl.
  4. United nations (1947). General assembly. Plenary meetings of the General assembly. Lake Success, N.Y.
  5. Massiczek, A. (1967). Sinn unserer Neutralität – Österreich muß Frieden stiften. Wien: Aktion f. Frieden u. Abrüstung.
  6. Pecha, A. (2002). Friede braucht Bewegung: Analysen und Perspektiven der Friedensbewegung in Österreich. 1. Aufl. Haid: Roithner.
  7. Roithner, T. (2003). Europa Macht Frieden: die Rolle Österreichs. Münster.
  8. Glatzl, Ch. (1986). Abrüstung und Rüstungskontrolle in der österreichischen Sicherheitspolitik (1970-1979). Wien.
  9. Wissenschaftliches Symposium, Mechanismus der Sicherheit und Probleme der Abrüstung in Europa (1974). Wien, 29.-30. März 1974. International Institute for Peace, Wien.
  10. Pahr, W. (1978). Vortrag von Bundesminister für Auswärtige Angelegenheiten Willibald Pahr, vor der Sondergeneralversammlung der Vereinten Nationen über Abrüstung am 1. Juni 1978. Wien.
  11. Roithner, T. (2018). Sicherheit, Supermacht und Schießgewähr: Krieg und Frieden am Globus, in Europa und Österreich. Wien.
  12. Karner, S., & Stelzl-Marx, B. (2018). Krieg – Folgen – Forschung: politische, wirtschaftliche und soziale Transformationen im 20. Jahrhundert. Wien – Köln – Weimar.
  13. Dokumenty OON, 18-ya sessiya, plenarnye zasedaniya. 1. (In Russian).
  14. Palmisano, S. (1989). Sicherheitspolitik Österreichs: Aktuelle Fragen zur Rüstungskontrolle und Abrüstung, Vertrauens- und Sicherheitsbildung. Wien.
  15. Vetschera, H. (1985). Die Rüstungsbeschränkungen des österreichischen Staatsvertrages: aus rechtlicher, politischer und militärischer Sicht. Wien.
  16. Problems of disarmament under conditions of international detente: Vienna, 4–5 July, 1975. (1976). Vienna,
  17. Roithner, T. (2013). Wieviel Sicherheit braucht der Friede?: zivile und militärische Näherungen zur österreichischen Sicherheitsstrategie. Wien.
  18. Scientific Symposium: Mechanism of security and disarmament problems in Europe (1974). Vienna.
  19. Mueller, W. (2005). Sowjetische Politik in Österreich 1945-1955: Dokumente aus russischen Archiven. Wien.
  20. Uhl, M. (2008). Krieg um Berlin?: die sowjetische Militär- und Sicherheitspolitik in der zweiten Berlin-Krise 1958 bis 1962. In Veröffentlichungen zur SBZ-/DDR-Forschung im Institut für Zeitgeschichte. München.
  21. Pfeiffer, R. (2015). Die DDR und Österreich 1949-1972: Beziehungen in den Jahren offizieller Beziehungslosigkeit. Aachen.
  22. Graf, M. (2016). Österreich und die DDR 1949-1990: Politik und Wirtschaft im Schatten der deutschen Teilung. Wien.
  23. Pichler, Ch. (2009). Österreich, ein besseres Deutschland?: ungleiche Partner: ungleich mächtig, ungleich erfolgreich. Marburg.
  24. Staadt, Jo. (2013). Schwierige Dreierbeziehung: Österreich und die beiden deutschen Staaten. Frankfurt.
  25. Gehler, M., & Steininger, R. (2013). Einheit und Teilung: Österreich und die Deutschlandfrage 1945-1960. In Festgabe für Rolf Steininger zum 70. Geburtstag; eine Edition ausgewählter Akten. Innsbruck – Wien.
  26. Nadherny, E., & Panholzer, P. (2009). Erinnerungen aus dem alten Österreich. Wien.
  27. Bauer, F. (2006). Botschafter in zwei deutschen Staaten: die DDR zwischen Anerkennung und Auflösung (1973-1990); die aktive Neutralitätspolitik Österreichs. Wien.
  28. Pfeiffer, R. (2015). Die DDR und Österreich 1949-1972: Beziehungen in den Jahren offizieller Beziehungslosigkeit. Aachen.

Statistics

Views

Abstract: 98

PDF (Russian): 29

Dimensions

Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies