Cooperation B.V. Klyuchevsky with S.F. Platonov on the distribution of his father's work

Cover Page

Cite item

Abstract

Much of S.F. Platonov's organizational work remains unknown. The revealed archival materials in his personal fund allow us to expand our understanding of his personal interest in providing the students of the Women's Pedagogical Institute, where he was the director, with the best scientific literature. The director's hand-drawn rough sketches provide an insight into the extent of his collaboration and informal relationships with his female students. The office materials introduced into scientific circulation for the first time give an idea of the unknown side of the activity of B.V. Klyuchevsky – the son of the great historian. In historiography, the opinion has been established that he mainly performed the duties of secretary to his father. The researchers ' interest in the tragic fate of the only child of V.O. Klyuchevsky began to manifest itself recently. He was not spared the fate of a prisoner exiled to Kazakhstan. Previously unknown, his work in the warehouse of V.O. Klyuchevsky's printed products allows him to open a new page of his studies. Despite a certain dryness of office materials (receipts of postal orders, forms, invoices), they in this case allow us to analyze the functioning of the warehouse for the distribution of V.O. Klyuchevsky's works, to find out the scale of trade. Some inaccuracies established in historiography concerning the facts from the life of S.F. Platonov and B.V. Klyuchevsky are corrected

Full Text

В фонде академика С.Ф. Платонова хранится интересное и довольно объемное дело, имеющее название «Материалы о пересылке книг В.О. Ключевского для распространения среди слушательниц института» [17, л. 1-36; 15, с. 116-124]. В папке собраны накладные Рязано-Уральской железной дороги, бланки на отправку книг, квитанции на перевод денег, расписки Петербургского почтамта, черновики заказов на книги для слушательниц Женского Педагогического института, директором которого с 1903 по 1916 гг. был С.Ф. Платонов. Эти довольно скупые на информацию делопроизводственные бумаги дают возможность прикоснуться к неизвестной странице работы склада В.О. Ключевского по продаже его книг. Они же являются важным историческим источником о неизвестной сфере деятельности сына великого ученого Бориса Васильевича Ключевского (1869–1944).

По замечанию О.В. Богомазовой, его «фигура словно бы стоит в тени неоспоримого гения отца» [3, с. 43]. Действительно, сведений о нем немного, порой они противоречивые. Родился Б.В. Ключевский, по сведениям М.В. Нечкиной, 6 декабря 1869 г., по другим – 7 декабря 1869 г. [7], по явно неверным данным – в 1879 г. [18].

По свидетельству В.О. Ключевского, его сын имел два высших гуманитарных образования: историческое и юридическое [16, с. 318]. Со ссылкой на Ю.В. Готье, О.В. Богомазова приводит иное мнение: «Борис имел либо неоконченное, либо только одно высшее образование» [3, с. 49].

Современный исследователь В.Г. Бухерт, автор многочисленных публикаций, основанных на редких архивных находках, обнаружил неизвестные и малоизвестные сведения и факты из жизни Б.В. Ключевского [5, с. 199-209]. Привлекая архивные материалы из ОР РНБ, ОПИ ГИМ, АРАН, РГАЭ, ГАРФ, неопубликованную запись М.В. Нечкиной [6, с. 81-87], известный архивист описал внешний облик Б.В. Ключевского, черты его характера, профессиональные занятия, отношения с учениками отца. В.Г. Бухерт устранил и неточность М.В. Нечкиной о дате её встречи с Б.В. Ключевским, которая состоялась 16 июня 1924 г., а не в 1923 г. [6, с. 81]. Приведенные в статье сведения рисуют трагическую картину его жизни в 1930-е гг. – период ареста и ссылки в Казахстан. Он был осужден тройкой при ПП ОГПУ МО 26 июля того же года по ст. 58. 10, 58.11 УК РСФСР и выслан в Казахстан на 3 года. Попытка досрочного освобождения была предпринята самим Б.В. Ключевским. В.Г. Бухерт опубликовал его заявление в УГБ НКВД, датируемое 19 февраля 1935 г. [5, с. 208-209]. Реабилитирован по Закону РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18.10.1991 г. решением прокуратуры г. Москвы от 06.04.2001 г. посмертно.

Недавно опубликованные документы личного происхождения существенно дополняют биографическую составляющую жизни сына В.О. Ключевского. Это, прежде всего, его дневниковые записи за 1897, 1901, 1902 г. [8, с. 434-444] и несколько писем А.И. Яковлеву – одному из выдающихся ученых, кто составлял школу В.О. Ключевского. У А.И. Яковлева установились доверительные отношения с Б.В. Ключевским, о чем свидетельствует содержание корреспонденции. Одно объемное письмо, датированное 11 (17) мартом 1936 г., опубликовала О.В. Богомазова [4, с. 445-452] и короткое за 2 мая этого же года В.Г. Бухерт [5, с. 209]. Кстати, оба письма из одного фонда. Перечисленные публикации убедительно свидетельствуют о закономерном интересе современных исследователей к личности, профессиональной деятельности единственного ребенка великого историка, со смертью которого прервалась эта ветвь рода Ключевских.

Б.В. Ключевский наукой заниматься не стал, много лет выполнял обязанности секретаря своего отца [21, с. 50-51], увлекался работой над изобретением и совершенствованием деталей велосипеда. Главная же заслуга его жизни – сохранение архива отца. В советское время до ареста 7 марта 1933 г. он работал в ряде организаций на разных должностях.

Известна фраза В.О. Ключевского: «В жизни ученого и писателя главные биографические факты – книги, важнейшие события – мысли» [10, с. 301]. Востребованность трудов ученого была постоянной и поэтому они часто переиздавались, хотя, и небольшими тиражами. Например, «Курс русской истории» до рубежного 1917 г. переиздавался в 1904, 1906, 1908, 1911, 1914, 1916 гг., при этом напомним, что отдельные тома неполного курса стали публиковаться с 1883 года. «Боярская Дума» выдержала 4 издания, «…Добрые люди древней Руси» в 1915 г. вышла пятый раз, «Краткое пособие по русской истории» с 1899 г. по 1917 г. публиковалось 8 раз.

Интеллектуальный труд приносил значительный доход ученому. Помимо реализации книг через торговую сеть, требовалась четко функционировавшая система по организации сбора заявок, сотрудничества с издательствами, учебными заведениями, хранением и отправлением заказов. Эту работу вел Б.В. Ключевский, организовавший склад изданий профессора В.О. Ключевского, находившийся на ул. Житной, 14, т. е. недалеко от дома (Житная, 10), где проживала их семья.

Понятно, что общую картину объемов реализации книг трудно составить, но представить его работу в общих чертах можно. К тому же открывается возможность продолжить разработку интересного направления, связанного с именем В.О. Ключевского.

Кратко остановимся на взаимоотношениях между В.О. Ключевским и его младшим собратом С.Ф. Платоновым. Известно, что теплых связей у них не сложилось [12, с. 1404-1417]. В.А. Колобков отмечал, что С.Ф. Платонов «не был по-человечески близок к своему старшему коллеге…», и между ними «сближения однако не произошло» [11, с. 140-141]. А вот определенное воздействие на формирование взглядов на исторический процесс и события было: «идеи В.О. Ключевского оказали заметное влияние не только на Платонова...» [20, с. 285-286].

Но начало было многообещающим. В период своей юности, когда С.Ф. Платонов заканчивал гимназию и поступил в университет, он уже много знал о Московском университете. Несколько позже познакомился через своих московских друзей с В.О. Ключевским, пожалуй, самым выдающимся учеником С.М. Соловьева. В декабре 1878 г. он получил письмо от В.Н. Беркута – студента Московского университета, написанное 24 числа, где упоминается имя В.О. Ключевского, о котором большой разговор «отлагался до следующего письма», т. к. о нём «придется очень много говорить». К сожалению, следующие письмо было написано только 9 октября 1879 г., где сообщалось: «…вм[есто] Соловьева Ключевский, к[ото]рый обещает очень много. Он еще не начинал, но уже очень известен в Москве как дельный, интересный и живой профессор» [12, с. 1410].

Е.Н. Калайдович, с которой С.Ф. Платонов вел активную переписку с 1887 г., поступив на курсы Герье, с восхищением писала, что «лучший у нас профессор – это Ключевский, слушать его составляет необыкновенное наслаждение» [13, с. 119-139]. В это же время начали активно расходиться его литографические курсы лекций, попавшие и в руки студента С.Ф. Платонова. Они его «сильно увлекли» «разносторонностью и широтой» «исторических явлений», поразили «остроумием и красотой речи» [19, с. 192]. Попали лекции к С.Ф. Платонову в 1880 г., об этом свидетельствует Е.Н. Калайдович, которая, вероятно, и была к этому причастна, как и В.Н. Беркут (вскоре они поженятся). Так, в письме от 5 ноября 1880 г. она писала: «Не можете ли Вы препроводить мне к[а]к-нибудь лекции Ключевского, хоть не скоро, но до января, м. б. будет оказия». Так как лекции эти у нее «просят, да и мне надо кое-что посмотреть у него» [18, л. 1 об.-2, 5 об., 6 об.; 14, с. 151-218]. Это письмо позволяет устранить неточность, допущенную В.А. Колобковым о том, что «в 1881 г., будучи на последнем курсе С-Петербургского университета получил от своих московских друзей литографический курс лекций Ключевского» [11, с. 140]. Оказывается, это произошло еще в предыдущем году. Эти сведения дали возможность много лет спустя в своей автобиографии С.Ф. Платонову написать, что «ученая известность Ключевского выросла вдруг около 1881-1882 г.» [19, с. 192].

Приведенная информация из вновь выявленной переписки позволяет исправить утвердившееся в историографии ошибочное мнение о том, что у С.Ф. Платонова «представление о В.О., первоначально складывалось под воздействием мнения П.Н. Милюкова» [2, с. 159]. Но первое письмо П.Н. Милюкова С.Ф. Платонову датируется 7 июля 1886 г., а второе после большого перерыва 25 февраля 1890 года. Первое же письмо С.Ф. Платонова было написано 7 октября 1889 года. Поэтому информацию о московском профессоре он получал на 8 лет раньше, чем думается О.В. Богомазовой, а от П.Н. Милюкова сведения шли уже другого плана и уровня, затрагивая значимые проблемы научного сообщества.

Имя В.О. Ключевского часто упоминалось и в переписке С.Ф. Платонова сразу же после окончания им университета. Интересно мнение А.А. Спицына о В.О. Ключевском. Становится ясно, что А.А. Спицын «не охотник» до него, «с величайшим трудом, лишь по нескольку страниц зараз, читаю я теперь «Боярскую думу»», обвинял в «раешничестве изложения» [18, л. 1 об.]. С.Ф. Платонов высказывал противоположную точку зрения, на что А.А. Спицын писал: «Я очень принял к сердцу Вашу горячую защиту Ключевского, но право, что-то я ему не доверяю. … Это знающий историк, прекрасный работник, но очень претенциозный учёный: он всё знает, всё понимает и не признаёт никаких затруднений и препятствий в работах. Мы все мучимся недостатком фактов, недостатком мысли, на каждом шагу упираемся лбом в стену, нас осаждают всё новые и новые вопросы, наши исследования всё больше по части «может быть» – и не люблю я бойких говорунов, блистающих внешнею системой, ловкостью оборотов речи. Это не историк правды, трепещущий за каждый факт и ищущий в нем с боязнью, ожидаем трепетом истины, это лишь хладнокровный математик, систематик – резонёр, всё понимающий и ничем не дорожащий, которому ничего не говорят ангелы небесные и трубные звуки. Его ясный курс истории представляется мне какою-то огромною, чудовищною сплетнею, он в прошлом видит только каких-то марионеток, которых тасует, передвигает то так, то иначе, и воображает, что такова жизнь. Ключевский играет в историю, а не болеет и не живёт ею: простите мне резкость этого тона. Ключевский – крупная величина и потому-то так жалко смотреть на него. Кому много дано, много с того и спросится. Мне кажется, Ключ[евский] даст работников отличных, но школы не создаст: у него нет надёжного устоя» [18, л. 3 об.]. Заметим, что убежденность и уверенность А.А. Спицына, что В.О. Ключевский «школы не создаст», не оправдалась. Из неё вышли такие масштабные историки, как П.Н. Милюков, М.К. Любавский, Н.А. Рожков, М.М. Богословский, А.А. Кизеветтер, Ю.В. Готье, А.И. Яковлев, С.В. Бахрушин и др. [8].

Курс лекций В.О. Ключевского, создававшийся не одно десятилетие, станет выдающимся явлением в отечественной науке и культуре. В ряде своих работ С.Ф. Платонов дает оценки научным изысканиям московского профессора, у которого многому учился. Так, его «Лекции» называет «известным курсом» [19, с. 294], «Жития» названы первыми среди «целого ряда исследований» подобного рода и которые «разработаны весьма хорошо» [19, с. 408, 413]. «Боярская дума древней Руси» называется «капитальным трудом» [19, с. 24], где автор выразил свои «оригинальные взгляды» [19, с. 31]. В известном письме от 23 декабря 1891 г. автор отмечал, что «знакомство с Вашими [Ключевского – В.М.] трудами, как и Ваши беседы – составляют одно из лучших приобретений моего ума…» [1, с. 7]. Именно поэтому С.Ф. Платонов, сам уже будучи авторитетным исследователем и преподавателем, будет рекомендовать своим «педагогичкам» труды, прежде всего, лекции В.О. Ключевского. Это при том, что С.Ф. Платонов имел к этому времени уже свои «Лекции» и изданные монографии.

Итак, склад изданий В.О. Ключевского. Упомянутое дело датируется 1908–1914 гг., объемом 36 листов. Накладные, хранящиеся в деле, можно разделить на 3 вида. В основу деления можно положить содержание текста и вариант их изготовления:

I.

1. Напечатанные на пишущей машинке через синюю копировальную кальку на четвертинке листа. Таких квитанций насчитывается 4, датируются 11, 19 февраля, 22 марта и 17 октября 1908 г. На бланке имеются штампы: в верхней части с текстом: «Склад изданий Проф. В. КЛЮЧЕВСКОГО. Москва, Житная, 14» (такого штампа нет на одной квитанции [17, л. 8], второй в низу «За В.О. Ключевского» и третий прямоугольной формы из 3-х строк: «Склад изданий Проф. В. КЛЮЧЕВСКОГО» с указанием даты, месяца, года (такой штамп ставился в разных местах: правом нижнем углу [17, л 1], внизу по середине квитанции [17, л. 3], в верхнем левом углу [17, л. 5, 8]. Количество штампов на квитанциях разное. Указан адресат – Женский Педагогический Институт, основание заказа – требование господина директора института, название издания, количество экземпляров, цена за книгу.

Важное дополнение: «Непроданные экземпляры покорно просим возвратить к концу семестра» [17, л. 1, 3], на других такого текста нет. Следовательно, были случаи отказа от книг. Можно узнать время выполнения заказа, например, на квитанции от 22 марта 1908 г. требование датируется 19 числа, а 21 заказ уже «препровождён» к месту назначения. На этой же квитанции имеется гербовая марка на 5 коп., перечеркнутая крестом в виде буквы «х» и стоит штамп с датой [17, л. 8]. На квитанции от 17 октября 1908 г. имеется интересный текст: «Заказ Ваш задержан исполнением вследствие того, что адресованный не на имя склада, он сделался известным лишь по возвращению в Москву В.О. Ключевского 13 сего октября». На этом бланке имеется помета рукой Платонова «253 р. 75 к. посланы 23 окт[ября]». На одном бланке имеется указание на получателя: «Господину Директору Женского Педагогического Института» [17, л. 9]. Накладная такой же формы имеется за 15 ноября 1913 г. Она содержит текст, не встречающийся на других бланках: «Дубликат №15571. Тюк запломбирован именною пломбой. Вес тюка: 31 фунт. № тюка: 6146. Литеры В.К. Обозначение: ЖПИ» [17, л. 28].

2. Второй вариант квитанций представляет собой типографский бланк с указанием в верхней части только названия склада, остальной текст печатался на пишущей машинке. Таких бланков в деле 3 штуки. На них стоит только один штамп: «За В.О. Ключевского». Имеется дополнительная информация, например, текст: «Означенную сумму (161 р.) склад имеет получить. Если требуется, в получении денег будет выслана оформленная расписка (счет)». Здесь же: «Заказанные книги «Краткого Пособия по русской истории» не были высланы за распродажею издания. В настоящее время книга вышла из печати и может Вам быть переслана в любом количестве на тех же условиях» [17, л. 7]. На бланке от 2 ноября 1910 г. имеется важный текст, не встречавшийся ранее: «При сём дубликат накладной н/п Р.У. ж. д. № 64137 на три места 8325 общим весом 5 п. 35 ф.» [17, л. 19] и «1 пуд. 29 фун.» [17, л. 15]. Накладная от 25 января 1913 г. имеет разъяснение: «Затребованные Вами книги «Опытов и исследований» не могли быть высланы за распродажею 1 издания. Если не последует отказа книги могут быть1 высланы по отпечатании 2 издания, приблизительно чрез месяц или несколько позднее, по той же цене» [17, л. 21].

3. Типографская квитанция с новым дизайном, где имеется перечень названий реализуемых книг, поэтому требует минимального рукописного заполнения. Бланк имеет ряд принципиальных отличий от предыдущих, как текстовых, так и внешнего вида. Отсутствуют всякие штампы, а штамп с текстом «За В.О. Ключевского» заменён на другой: «С совершенным почтением» и в верхней части бланка появилась новая надпись: «Владелец Б.В. Ключевский». Первая квитанция такого вида датируется 3 февраля 1910 г. Эти изменения связаны с тем, что этому времени сам выдающийся историк, будучи больным, отошёл от дел, даже формально, передав их своему сыну, который и стал владельцем склада и получил право распоряжаться интеллектуальным трудом своего отца. На квитанции имеется указание на книги, которые находятся в печати, по сути, это предварительная реклама, определённого рода маркетинговый ход. Третья особенность – имеется текст, исполненный типографским шрифтом: «склад настаивает на своей покорнейшей просьбе ко всем покупателям, выписывающие книги с наложением платежа – возвращать накладную или присылать вместо неё квитанцию от ж. д. в уплате наложенной суммы» [17, л. 12, 13], на других имеются дополнения к этому тексту: «В противном случае Склад выполняет последующие заказы только при условии ручательства покупателя за сохранность у него накладной и готовности её выслать по первому требованию» [17, л. 14]. Адрес назначения обозначен типографским шрифтом: «В книжный склад», далее заполнялось от руки, например, «Женского Педагогического Института». Появились и тексты: «Отпущены Вам следующие книги с уступкой 20 % с номинальной цены», «Книги следуют за Ваш страх и риск» [17, л. 13]. Заметим, что процент уступки мог меняться, тогда делалось исправление, например, на 30 % или 40 %. На бланке появился адрес для телеграмм. На некоторых есть и другие дополнительные рукописные тексты, например, «Не спутайте места с другим!» [17, л. 13] или «Приношу извинение в неправильной и неполной отсылки книг. Следуемые 13 книг досылаются» [17, л. 13]. На квитанции от 20 декабря 1911 г. указан вес 1 пуд. 29 ф. [17, л. 19]. На одном экземпляре имеется приписка: «прилагается 1 экз. IV ч. взамен дефектного» [17, л. 23]. По всей видимости, об этом было направлено письменное сообщение, книга была отправлена бесплатно.

В 1914 г. был разработан и отпечатан новый дизайн бланка, их в деле всего 2. Главное отличие – в верхней его части слово «Владелец» сокращено «влад.», ниже слева есть информация: «Изданы и находятся в продаже», а справа «имеют быть изданы»; в нижнем левом углу гербовая марка на 5 коп., через нижнюю часть марки по горизонтали штамп «В.О. Ключевский; отсутствует текст «с совершенным почтением». В нижнем правом углу появился текст: «Тюк запломбирован именною пломбою Ключевский. Москва и имеет литеры В.К».

Этот бланк использовался одновременно со вторым вариантом. Следовательно, были разработаны два варианта бланков. Таких квитанций 7 шт.

Как видим, Б.В. Ключевский, накапливая опыт работы, для удобства ведения документооборота внедрял различные виды бланков, начиная от машинописных, до типографских. Менялся дизайн бланков и тексты на них. Они становились более удобными для заполнения, размещались элементы рекламы об имеющихся на складе названий книг и находящихся в типографии.

II.

Второй вид документов – это накладные Рязано-Уральской железной дороги, представляют собой однотипные типографские бланки на бумаге бледно-зелёного цвета. Их всего 2 экз., они содержат сведения об отправителе (Б.В. Ключевский), вес, наименование груза указано как «книги печатные», стоимость провоза в пассажирском поезде.

III.

Третий вид документов – расписки Петербургского почтамта, они датируются 15 февраля 1908 г., на сумму 70 р., 27 февраля 1908 г. – 128 р., 18 ноября 1909 г. – 161 р., 17 марта 1910 г. – 43 р. 75 к., 28 ноября 1910 г. – 257 р. 25 к., декабрь 1911 г. – 82 р. 25 к., 30 января 1913 г. – 70 р. 50 к., 21 октября 1913 г. – 150 р., 11 ноября 1913 г. – 31 р. 50 к. Все переводы были почтовыми, на одной квитанции имеется карандашная помета «50 к.», вероятно, указана сумма за перевод. К этому источнику относим и одну квитанцию на заказное отправление от 10 ноября 1914 года. Эта квитанция по размеру вполовину меньше предыдущих. На всех квитанциях имеется соответствующий почтовый номер, указана фамилия адресата, сумма, фамилия почтового работника, принявшего перевод.

IV.

Наибольший интерес представляют черновые рукописные наброски с заказами, выполненные рукой С.Ф. Платонова [17, л. 11, 17, 18]: название книг с указанием экземпляров, всего книг по заказу, цена за экземпляр и общая сумма (расчеты выполнены столбиком, иногда упоминаются фамилии слушательниц). Документы дела позволяют подсчитать количество книг, приобретенных для слушательниц ЖПИ в 1908–1914 г. и их названия. В общей сложности было заказано и получено «Курса»: 1 т. – 182 экз., 2 т. – 208 экз., 3 т. – 222 экз., 4 т. – 200 экз., «Боярская дума» – 19 экз. и «Краткое пособие» – 26 экз. на общую сумму 1539 р. 50 к.

Таким образом, можно составить определенную картину функционирования склада изданий книг В.О. Ключевского, определить масштабы организаторской деятельности его сына. Он подписывал все накладные. Кроме сухих сведений: названий книг, их стоимости и общей суммы, накладные позволяют извлекать и дополнительную, небезынтересную информацию. Например, о весе тюков, которые отправляли по железной дороге, стоимости перевозки, маркировке груза. Положение Б.В. Ключевского в налаженном деле незадолго до смерти отца изменилось – он становится владельцем склада. Примечательно, что заказы из ЖПИ продолжали поступать и после смерти В.О. Ключевского.

Приведенные сведения существенно расширяют наши представления о работе Б.В. Ключевского и раскрывают неизвестную ранее сторону его деятельности. Раскрывается и роль С.Ф. Платонова по популяризации трудов великого историка, которые он высоко ценил, среди слушательниц ЖПИ.

 

1 Слово «будут» – зачеркнуто.

×

About the authors

Viktor V. Mitrofanov

University under the Interparliamentary Assembly of the EurAsEC

Author for correspondence.
Email: viktor-n1962l@mail.ru
ORCID iD: 0000-0003-2094-6883

Dr. habil.

Russian Federation, Saint Petersburg

References

  1. Aivazyan, M.A. (1995). Maloizvestnoe pis'mo S.F. Platonova k V.O. Klyuchevskomu 1891 goda. In Klyuchevskii: sbornik materialov, Penza, 1, 6–8. (In Russian).
  2. Bogomazova, O.V. (2009). Chastnaya zhizn' izvestnogo istorika (po materialam vosspominanii o V.O. Klyuchevskom). Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta, 23 (161), 151–159. (In Russian).
  3. Bogomazova, O.V. (2011). “Malen'kii syn bol'shogo ottsa”: fragmenty k biografii B.V. Klyuchevskogo. In Mir istorika: istoriograficheskii sbornik/pod red. V.P. Korzun, S. P. Bychkova. 7. Omsk, 43–62. (In Russian).
  4. Bogomazova, O.V. (2011). “Pri Vashem serdtse ko mne…” (k publikatsii pis'ma B.V. Klyuchevskogo A.I. Yakovlevu). In Mir istorika: istoriograficheskii sbornik/pod red. V.P. Korzun, S.P. Bychkova. 7, Omsk. 445–452. (In Russian).
  5. Bukhert, V.G. (2005). Boris Vasil'evich Klyuchevskii. In V.O. Klyuchevskii i problemy rossiiskoi provintsial'noi kul'tury i istoriografii: mat-ly nauch. konf. (25-26 iyulya 2001 goda): v 2-kh kn, Moscow, 199–209. (In Russian).
  6. Bukhert, V.G., Belen'kii, I.L. & Beseda, M.V. (2011). Nechkinoi s B.V. Klyuchevskim 16 iyunya 1924 g. In “Istoriya v cheloveke” – akademik M.V. Nechkina. Dokumental'naya monografiya, Moscow, 81–87. (In Russian).
  7. Galuzo, V.N. (2021). Vechnyi pomoshchnik Poverennogo. surmachev.ru›vechnyj-pomoshhnik/ (data obrashcheniya: 15.06.2021)
  8. Grishina, N.V. (2010). “Shkola V.O. Klyuchevskogo” v istoricheskoi nauke i rossiiskoi kul'ture. Chelyabinsk. (In Russian).
  9. Grishina, N.V. (2011). Dnevnik Borisa Klyuchevskogo (k publikatsii fragmentov istochnika.In Mir istorika: istoriograficheskii sbornik, Omsk, 434–444. (In Russian).
  10. Klyuchevskii, V.O. (2000). Sergei Mikhailovich Solov'ev. In Solov'ev S.M. Sochineniya. V 18 kn., Moscow. (In Russian).
  11. Kolobkov, V.A. (1995). S.F. Platonov i V.O. Klyuchevskii (Za strokoi nekrologa. Po materialam arkhiva S.F. Platonova). In Klyuchevskii: sbornik materialov, Penza, 1, 140–145. (In Russian).
  12. Mitrofanov, V.V. (2019). Osobennosti vzaimootnoshenii istorikov Platonova i Klyuchevskogo. Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Istoriya, 64(4), 1404–1418. (In Russian).
  13. Mitrofanov, V.V. (2019). O moskovskikh znakomstvakh S.F. Platonova v gimnazicheskie gody: pobratim i posestrima (vstup. st. publik., komment.). In Magistra Vitae: elektronnyi zhurnal po istoricheskim naukam i arkheologii, (2), 119–139. (In Russian).
  14. Mitrofanov, V.V. (2019). Istoriko-filologicheskii fakul'tet posle S. M. Solov'eva: professorsko-prepodavatel'skii sostav i iskaniya peredovoi molodezhi v pis'makh studenta V.N. Berkuta S.F. Platonovu. In Otechestvennaya kul'tura i istoricheskaya mysl' XVIII–XX vv.: sb. st. i materialov, Bryansk, 151–218. (In Russian).
  15. Mitrofanov, V.V. (2020). Trudy V.O. Klyuchevskogo i chitateli v zhenskom Pedagogicheskom institute. In Nauka i biblioteka, St. Petersburg, 116–124. (In Russian).
  16. Nechkina, M.V. (1974). Vasilii Osipovich Klyuchevskii. Istoriya zhizni i tvorchestva. Moscow. (In Russian).
  17. OR RNB. F. 585. Op. 1. Ch. 1. L. 321. L. 1–36.
  18. OR RNB. F. 585. Op. 1. Ch. 2. D. 2274. L. 1–64 ob.
  19. OR RNB. F. 585. Op. 1. Ch. 2. D. 4275. L. 1–55.
  20. Pazhitnov, E. (2021). Rodoslovnaya istorika Klyuchevskogo. proza.ru›2018/06/25/508
  21. Platonov, S.F. (2017). Sobranie sochinenii. Moscow. (In Russian).
  22. Tsamutali, A.N. (1995). V.O. Klyuchevskii i peterburgskie istoriki. Klyuchevskii: sbornik materialov. Penza, 282–288. (In Russian).
  23. Chumachenko, E.G. (2003). Istoriya s “sekretarem” V.O. Klyuchevskogo. Sekretarskoe delo, (1), 50–51. (In Russian).


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies