On L.A.Tikhomirov’s pseudonym and its attribution to poetry works


Cite item

Full Text

Abstract

The present article dwells upon poetry, as a little known area of literary activity of revolutionist L.A.Tikhomirov. On conducting literary analysis of various types, the author was able to attribute Tikhomirov’s authorship to some poetry works (including those written under a pseudonym).

Full Text

Фигура Льва Александровича Тихомирова, яркого неординарного русского мыслителя, проделавшего путь от идеолога революционной организации «Народная воля» до адепта самодержавной монархии, автора классического политико-философского сочинения «Монархическая государственность», прожившего непростую жизнь и имевшего сложную политическую биографию, не раз привлекала к себе внимание ученых — историков, философов и правоведов. Намного меньше известно о нем как о неординарном литераторе. Только в последние годы, благодаря исследователям А.В.Репникову [9] и С.М.Сергееву [11], увидела свет и впервые была проанализирована его повесть «В последние дни» (эсхатологическая фантазия) [9], но еще меньше знаком Л.А.Тихомиров научной и читающей общественности как революционный поэт. Конечно, поэтом в классическом смысле этого слова его назвать довольно сложно. Однако сам факт обращения Л.А.Тихомирова в годы своего революционного прошлого к поэтическому творчеству уже интересен с точки зрения характеристики масштабов его личности. Стихи поэтов-революционеров 70-х гг. XIX в., ожидавших наказания за революционную пропаганду в российских тюрьмах, решено было опубликовать отдельным сборником за границей — в Женеве, в типографии народнической газеты «Работник». Такой поэтический сборник, включивший в себя стихи в основном находившихся в санкт-петербургском Доме предварительного заключения в ожидании решения по знаменитому процессу «193-х» народников, увидел свет в 1877 г. Он вышел под символическим названием «Из-за решетки» — сборник стихотворений русских заключенных по политическим причинам в период 1873—77 гг., осужденных и ожидающих суда. В период советского развития гуманитарной науки исследователи не раз обращались к изучению литературного наследия писателей из революционно-демократического лагеря. В этом ряду можно назвать имена таких ученых, как В.Ф.Захарина [3] и Б.П.Веревкин [1], рассматривавших в основном пласт нелегальной народнической литературы. Изучению и анализу собственно поэтического творчества революционеров посвящены такие фундаментальные работы, как, например, «Вольная русская поэзия второй половины XIX в.» [2] Над подобной проблематикой трудились и такие специалисты, как Н.В.Осьмаков [8]. В своем труде, посвященном изучению различных этапов развития русской революционной поэзии, он уделил много внимания и сборнику «Из-за решетки». Мы не будем детально касаться литературного анализа помещенных в нем поэтических композиций. Об этом уже достаточно написано. Нас больше интересует другой вопрос: как устанавливались имена авторов тех или иных произведений. По конспиративным соображениям той эпохи все имена опубликованных в сборнике авторов были скрыты под псевдонимами. И если ряд имен был узнаваем, а их стихи достаточно исследованы [8. С. 54—67], то по причинам идеологического свойства о причастности к сборнику Л.А.Тихомирова лишний раз предпочитали не говорить. Только в работе В.А.Твардовской о Н.А.Морозове содержится краткое упоминание о том, что одним из авторов выше указанного поэтического сборника являлся и Л.А.Тихомиров [12. С. 171]. Думается, что в настоящее время в свете проснувшегося интереса к консервативному наследию и для воссоздания более полной картины литературно-общественной деятельности Л.А.Тихомирова необходимо ликвидировать и эту лакуну. Для решения подобной научной задачи первоначально решено было воспользоваться методом исключения. Опираясь на работы предшественников, удалось выяснить, что под псевдонимом Вербовчанин скрывался С.С.Синегуб, под аббревиатурой М.Н. — Н.А.Морозов, М.М. — М.Д.Муравский, А.Чорный — Ф.В.Волховский, О.П. — П.А.Орлов и т.д. В результате подобного исключения в списке неразгаданных псевдонимов осталась группа из шести авторов. Причем псевдонимы Д.А. и П.А., по-видимому, были анаграммами. Таким образом, группу удалось сократить до четырех — это псевдонимы В.Носов, Б.Помпха, Л.Михайлов, Кар… Дабы завершить идентификацию, решено было прибегнуть к историко-сравнительному анализу. Иначе говоря, на основе изучения поэтического материала, содержащегося в сборнике, сравнить описанные там события с реальной настоящей и прошлой жизнью Л.А.Тихомирова. Тем более что тюремное заключение, продолжавшееся свыше четырех лет, оставляло для тогда еще очень молодого и неискушенного человека, небольшое количество тем для поэтических упражнений. Поэтому вполне логично было предположить, что одной из наиболее вероятных тем будет обращение к недавнему революционному прошлому, которое в тюрьме еще более героизировалось. Поиски в данном направлении действительно дали определенный результат. В сборнике «Из-за решетки» есть стихотворение «К моему пиджаку», подписанное Кар… и имеющее, по-видимому, автобиографический характер. Обращают на себя внимание следующие строки: Ты помнишь дом за … ою заставой? Там жили бедность, дружба и любовь; Друзьям нужда казалося забавой, И часто кровь их грела вместо дров… Увы, как сон минуло время это: Ты помнишь ночь, когда обеим нам Пришлось усесться в «черную карету», Сказав «прости» свободе и друзьям? [4. С. 57] Данный отрывок, несомненно, переносит нас в недалекое прошлое героя. И обратившись к данным полицейского дознания, удалось установить, что описанные в стихотворении моменты имели непосредственное отношение к судьбе Л.А.Тихомирова [16. С. 60]. Он, став членом санкт-петербургского кружка «чайковцев» (в научной литературе его еще называют «Большим обществом пропаганды»), вместе с С.С.Синегубом и его супругой снимал домик за Невской заставой и вел активную пропаганду среди фабричных рабочих. Там же в ночь с 11 на 12 ноября 1873 г. и произошел арест Л.А.Тихомирова. О том, как это происходило, он и сам впоследствии оставил свидетельство [14]. Другим важным моментом, подтверждающим тождество Л.А.Тихомирова и автора, писавшего под псевдонимом Кар…, на наш взгляд, является стихотворение «Из апостола Павла». Проникнутое щемящей тоской, оно передает внутренний мир героя, сломленного превосходящими силами противника, но не сдавшегося и с гордым достоинством ожидавшего своего конца. Чего стоят, например следующие строфы: Подвигом добрым я подвизался, Честно свой путь совершил, Веру в душе сохранил, Злобы врагов не боялся… Время настало… Пути беспокойного Видится близкий конец, Вьется терновый венец И для меня недостойного [4. С. 54—55]. Но в этом небольшом стихотворении нам интересно другое, а именно обращение к религиозным мотивам. В тот период времени господствующим умонастроением в головах радикальной молодежи был атеизм. Если в тюрьме кто-то и читал Библию, то обращение к библейской тематике в поэтическом творчестве было нехарактерно для «передовой молодежи». Однако знакомство с воспоминаниями Л.А.Тихомирова позволило нам установить тот факт, что еще в Петропавловской крепости, когда ощущалась нехватка книг, он много времени проводил за чтением доступных ему в крепости православных первоисточников. Читал он, например, Четьи Минеи, захватившие и увлекшие его [15]. Изучение Евангелия стало одним из его любимейших занятий. На ознакомление с ним он затратил целый год [13. С. 71]. Уж не тогда ли созрело в его голове это стихотворение, как нельзя лучше свидетельствующее о напряженной работе, идущей в глубине души. Таким образом, данное обстоятельство, хотя и косвенно, но также работает на подтверждение гипотезы о том, что псевдонимом Кар… подписывался Л.А.Тихомиров. Со стихотворением «Из апостола Павла» связанно и еще одно важное свидетельство, подтверждающее авторство Л.А.Тихомирова. В своих воспоминаниях, размышляя о характере Л.А.Тихомирова и о причинах, вызвавших переход последнего в монархический лагерь, хорошо знавший его по парижской эмиграции Н.С.Русанов упоминает о том, что стихотворное переложение исповеди апостола Павла принадлежит перу Л.А.Тихомирова [10. С. 157]. И наконец, еще одним важным фактом, подтверждающим выдвинутое предположение, является следующий. У противников версии может возникнуть вполне обоснованный вопрос: «Что же обозначает выбранный псевдоним?». Казалось бы, ответа на него нет. Но обратимся за помощью к генеалогическому древу рода Тихомировых. Несложные изыскания позволили нам узнать, что девичья фамилия матери нашего героя Христины Николаевны была Каратаева. Отсюда и взят, хотя и в сокращенной форме, псевдоним Кар…. Об этом свидетельствует также то обстоятельство, что уже после процесса «193-х» Л.А.Тихомиров, перейдя на нелегальное положение и примкнув к организации «Земля и воля», а чуть позже став членом редакции ее печатного органа, по заданию Центрального кружка много времени проводил в легальных литературных салонах либерально-демократического направления, при этом известен он там был под именем Ивана Григорьевича Каратаева [7. С. 167]. Вращаясь в литературных кругах, Л.А.Тихомиров очень быстро установил тесные связи с редактором «Отечественных записок» Н.К.Михайловским и с Н.В.Шелгуновым, соредактором журнала «Дело», в котором он начал печататься с конца 1880 г. Одним из его журналистских псевдонимов стал псевдоним И.Каратаев [6. С. 167]. Например, под этим именем им была опубликована статья в № 3 журнала «Дело» за 1881 г. [5. С. 98—119]. Таким образом, на основании анализа и сопоставления всех вышеприведенных данных можно сделать достаточно точный вывод о том, что в поэтическом сборнике «Из-за решетки» среди произведений других революционеров помещены и стихи Л.А.Тихомирова, писавшего под псевдонимом Кар… Установление данного факта позволит в дальнейшем биографам и исследователям творческого наследия Л.А.Тихомирова не только изучить и проанализировать тексты его стихотворений, но и через знакомство с его поэтическими произведениями составить более полное впечатление о психолого-эмоциональном состоянии, в котором он находился в годы тюремного заключения. Это в свою очередь может дать ключ к пониманию того, что подтолкнуло его на данном этапе жизненного пути к еще большей радикализации политических воззрений и в конечном итоге, в конце 70-х гг. XIX в., сделало сторонником насильственных революционных действий, а осенью 1879 г. и членом Исполнительного комитета только что созданной организации «Народная воля».
×

About the authors

Oleg Anatoljevich Milevsky

Surgut State Pedagogical University

Email: Olegmilevsky@mail.ru
Doctor of History, Professor of the Department for Social and Humanitarian studies

References

  1. Веревкин Б.П. Русская нелегальная революционная печать. М., 1960.
  2. Вольная русская поэзия второй половины XIX в. Л., 1959.
  3. Захарина В.Ф. Голос революционной России: литература революционного подполья 70-х годов XIX в. «Издания для народа». М., 1971.
  4. Из-за решетки. Сборник стихотворений русских заключенных по политическим причинам в период 1873—77 г., осужденных и ожидающих суда. Женева, 1877.
  5. Каратаев И. Воинская повинность в Малоархангельском уезде (1874—1879 гг.) // Дело. 1881. № 3.
  6. Козьмин Б.П. Неизданная записка Н.В.Шелгунова // Каторга и ссылка.1929. № 8—9.
  7. Малинин В.А. История русского утопического социализма: вторая половина XIX — начало XX вв. М., 1991.
  8. Осьмаков Н.В. Родина. Народ. Революция: Этапы развития русской революционной поэзии второй половины XIX — начала XX в. М., 1977.
  9. Репников А.В. Неизвестная мистическая повесть Л.А.Тихомирова // Эхо. Сборник статей по новой и новейшей истории Отечества. М., 1999. Вып. 1.
  10. Русанов Н.С. В эмиграции. М., 1929.
  11. Сергеев С.М. В последние дни. Примечания // Тихомиров Л.А. Христианство и политика. М., 2002.
  12. Твардовская В.А. Н.А.Морозов в русском освободительном движении. М., 1983.
  13. Тихомиров Л.А. Заговорщики и полиция. М., 1930.
  14. Тихомиров Л.А. Развязка // Московские ведомости. 1895. № 315.
  15. Тихомиров Л.А. Тюрьма // Московские ведомости. 1895. № 336.
  16. Хроника социалистического движения в России. 1878—1887 гг. М., 1906.


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies