Documenting the prevention and struggle of the Moscow zemstvo with cholera in the second half of the XIX – early XX centuries

Cover Page

Abstract


Based on the analysis of archival materials and periodical zemstvo publications, the process of documenting the work of zemstvo institutions in the Moscow province in the prevention and control of cholera epidemics in the second half of the XIX – early XX centuries is studied, and documents on the activities of individual County zemstvos are considered. Various groups of archival documents from the collections of the Central state archive of Moscow are analyzed, which comprehensively reveal the difficulties of fighting and preventive measures aimed at preserving the health of the population of the Moscow province in the second half of the XIX century – at the beginning of the twentieth century: minutes of meetings of zemstvo assemblies, divisions of the zemstvo responsible for fighting epidemics (first of all, the Sanitary Bureau of the Moscow zemstvo), acts of inspections of the rural population, memoirs of zemstvo doctors, epistolary documents (memories are of primary importance, including personal records of the Governor F.V. Dzhunkovsky, the head of the Moscow zemstvo sanitary Bureau P.I. Kurkin). The results of the formation and development of documentation support for Moscow zemstvo epidemiological medicine in the system of General national health care, aimed at comprehensive protection of public health, its protection and preservation, are summarized. Stressed the paramount importance of the collection of the Moscow provincial Council and district zemstvo in Moscow province, deposited in Central state archive of Moscow, to recreate a complete picture of the formation and development of zemstvo medicine in the Moscow province.


Full Text

Отмена крепостного права в 1861 г. и последовавшие за ней либеральные реформы стали особенным этапом в истории России. По Положению о земских учреждениях 1864 г. заведование учреждениями бывших приказов общественного призрения и право попечения о народном здравии было передано земствам. Переданные земствам в 1865–1869 гг. лечебные учреждения приказов общественного призрения были наследством, которое еще требовалось привести в должное состояние: ветхие здания, текущие крыши, треснувшие стены и гнилые полы. Количество лечебных учреждений также желало оставлять лучшего: от одного до четырех на губернию, с минимальной возможностью расположения таковых в уездном городе. Лечебницы были переполнены хроническими больными, инвалидами, арестантами, все это хозяйство плохо содержалось и имело в народе дурную славу, население не доверяло подобным учреждениям, обходя их стороной при любой возможности. Земство было вынуждено изменить сложившуюся с лечебницами ситуацию, врачебная помощь должна была основываться на принципе общественной службы, деятельности врача-общественника, который бы вникал в нужды народа. Объявив борьбу невежеству и предрассудкам, земства с должным знанием и упорством создавали веру в научную медицину и ее представителей, оптимизировали среди населения спрос на рациональную врачебную помощь. Безусловно, первые годы для земской медицины были самыми сложными, потому как только одна борьба вокруг «ведения земствами медициной» отнимала немало времени и сил на заседаниях земских собраний.

Со временем же новые условия жизни и обостряющаяся ситуация в вопросе народного здравия заставили создать целую корпорацию земских врачей, отдавших свои знания и силы служению народу. Созданные земскими управами в 70-х гг. XIX в. коллегиальные земские врачебные органы (санитарные советы, губернские съезды врачей) на долгие годы заняли в деле борьбы с эпидемиями важное место и были распространены повсеместно. В то же время обострения между врачами, администрацией и земскими гласными не допускали объединения земских врачей, которое отчасти стало возможным только благодаря Пироговским съездам, сумевшим стать, без всяких на то формальных прав, флагманом и для земской медицины. Вопросы о платности и бесплатности, доступности и рациональности медицины возникали между земцами и врачами постоянно из-за желания сэкономить земскую кассу, с одной стороны, и сохранить здоровое население – с другой. Естественно, что в этой ситуации платная основа здравоохранения зачастую способствовала развитию обширных эпидемий из отдельных случаев заразных заболеваний, и тогда уже земские врачи, местная администрация и земцы-управленцы были вынуждены объединяться.

Земскими учреждениями был накоплен колоссальный опыт борьбы с эпидемиями, что зафиксировано в отложившихся отечественных архивных фондах (таковые имеются практически в каждом региональном архиве европейской части России), периодических публикационных материалах, выпускавшихся земствами. Важнейшая роль в деле сохранения документального наследия по вопросам профилактики и борьбы с эпидемиями принадлежала, прежде всего, самим земским учреждениям, их архивным отделам, чьи материалы хранятся сегодня в региональных и районных архивах. В деятельности земств профилактика и борьба с эпидемиями занимали значимое место, особенно в период обострения эпидемиологической обстановки.

Общая историография вопроса предотвращения эпидемий и борьбы с ними на территории России во второй половине XIX – начале ХХ в. представлена трудами К.Г. Васильева, А.Е. Сегал [2], И.Д. Страшун [20], Г.Н. Ульяновой [21], Л.А. Жуковой [8], В.В. Назарова [13], Л.А. Денисова [5].

Авторами исследований по истории земской медицины в Московской губернии являлись историки медицины Ю.А. Арутюнов [1], А.С. Черножуков [25], С.Г. Куликова [10]. В целом, учеными представлены работы, касающиеся самого исторического процесса, по вопросам же документирования деятельности Московского земства в рамках предотвращения и борьбы с холерой отдельных трудов не обнаружено. В этой связи важным считаем обратиться именно к документам, отложившимся в ходе деятельности московского земства и московских земских врачей в борьбе с холерой. 

Среди эпидемий, которые были на особенном счету в России второй половины XIX – начала XX в., холера занимала первое место. Причин того, что холера убивала население, было множество: социально-экономическое положение населения, бескультурье и отсутствие соблюдения элементарных признаков гигиены, неурожай и войны, не лучшее санитарное состояние большинства населенных пунктов, устаревшие способы борьбы с болезнью и прочие. 

В архивных фондах ЦГАМ отложились документы по борьбе с холерой в Московской губернии, охватившие период с начала 70-х гг. XIX в. по 1908 гг., к которым, прежде всего, обращались историки медицины и сами медики. В рамках таких фондов насчитываются сотни единиц хранения, относящихся к вопросу земской деятельности в профилактике и борьбе с холерой.

Эпидемия холеры в Московской губернии во второй половине XIX в. отразилась в документах, посылаемых в губернское правление и губернскую земскую управу, где подробно объяснялось, как в случае эпидемий следует изолировать здоровых людей от зараженных, проводить дезинфекцию помещений и прочее. Условия работы практикующих медицинских служащих были крайне тяжелыми, в разы увеличился рабочий день для всех медицинских и санитарных служб.

Многочисленный пласт документов представлен организационно-правовой, распорядительной системой документов по борьбе московского земства с холерой, что выразилось в разработке и введении в действие уставов, положений, инструкций, правил. Всероссийский «Устав о карантинах» 1886 г. регламентировал установление кордонов в случае вспышки заболевания, обязывал создавать «карантинные комиссии» из врачей и просвещенных граждан, предусматривал составление и ведение специальных документов, но еще в 1884 г. московское земство после очередной волны холеры 1892–1893 гг. выработало собственный «Устав медицинско-санитарной организации», куда входили земские уездные санитарные советы и санитарные попечительства [24, л. 57], сохранившийся в фонде Бронницкой уездной земской управы (г. Бронницы Бронницкого уезда Московской губернии). Именно этот документ явился начальным этапом создания санитарной службы Московского земства, ставшей инициатором многих своевременных начинаний и заложившей основы санитарного дела в России в целом. Именно санитары (и в какой-то мере санитары-статисты) земства исследовали условия труда и быта сельскохозяйственных и промышленных рабочих, занимались организацией деятельности лечебно-продовольственных пунктов, эпидемиологических отрядов, санитарных служб в населенных пунктах, бактериологических кабинетов.

В борьбе с больничными инфекциями, шаг вперед в борьбе с которыми сделал именно Пирогов и его единомышленники, земства также принимали самое активное участие, брали на вооружение все инструктивные документы, правила и санитарные положения по дезинфекции, сортировке больных: во-первых, по тяжести их состояния; во-вторых, по тому, больны ли они в дополнение чем-либо хронически или нет; в-третьих, по наличию у больных лихорадки или гнойных ран, что требовало для таких граждан отдельных помещений и особых правил ухода и лечения.

Нередко земства Московской губернии самостоятельно устанавливали правила на очередных и внеочередных заседаниях санитарных обществ, санитарных врачей, земских руководителей, общественников [9; 16]. Ряд правил, как указывает Б.Б. Веселовский, вырабатывался на так называемых «холерных съездах» Московской губернии в 1907 и 1908 гг. [3, с. 240].

Очередная угроза холеры в Московской губернии пришлась на лето 1907 г., когда основная часть уездных земств была вынуждена предпринять определенные мероприятия по предотвращению эпидемии, но серьезность ситуации была таковой, что к контролю над эпидемией подключилось само Министерство внутренних дел (МВД). Ввиду появления холеры и принимая во внимание, что в связи с ярмаркой население московских уездов находится в постоянном общении с населением Нижегородской губернии, где уже объявлена эпидемия, МВД предписывало уездным земским управам и врачам установить постоянное врачебное наблюдение, сообщать о всяком остром желудочном заболевании [24, л. 3].

Московское губернское и уездные земства вели самостоятельную борьбу со сложившейся ситуацией 1907 г., приняв и закрепив документально решение при обнаружении случаев выявления холеры помещать заразившихся в городские и земские больницы [24, л. 2]. Уездные органы земского самоуправления в своих постановлениях обязали «сообщать в управы о подозрительных по отношению к холере заболеваниях, своевременно ознакомить население с мерами по борьбе с холерою» [24, л. 1]. В сентябре 1907 г. на заседании Московской губернской земской управы были приняты решения об образовании совещательно-распорядительных комиссий по борьбе с холерой; выработке планов борьбы с ней; увеличении количества денежных средств на создание эпидемиологических отрядов; подборе и снаряжении людей, имеющих опыт и желание ухаживать за больными [24, л. 20].

Огромное множество организационных и распорядительных документов в деятельности земств Московской губернии было напечатано в специальных сборниках, журналах постановлений земских собраний [см., например, 18].  

Организационные и распорядительные документы в деятельности земского самоуправления Московской губернии по предотвращению и борьбе с холерой представляли собой правовую основу деятельности земских служащих (работников управ, врачей, медицинского персонала), земских лечебных учреждений и содержали положения, основанные на нормах государственного права в области санитарного и лечебного дела. Все уровни организационно-правовых документов были обязательными для исполнения в земских учреждениях согласно структуре земской иерархии. Вся организационная деятельность земских учреждений в деле профилактики и борьбы с холерой фиксировалась в организационно-распорядительных документах, содержащих: положения, нормы, правила, определявшие статус земств и подведомственных им организаций, их структуру, компетенции, штатную численность, должностной состав, функциональное содержание и направления деятельности; права, обязанности, ответственность всех работников. В целом организационно-распорядительная система документов по организации работы земских учреждений и подведомственных им санитарных и медицинских организаций (больниц, лечебниц) определяла главные направления их деятельности в конкретные исторические периоды предотвращения холеры и борьбы с ней. Сегодня эта группа документов, как часть всего документального наследия российских земств, позволяет проследить процесс формирования и развития основных направлений деятельности органов земского самоуправления в борьбе с эпидемиями на территории Московской губернии. Земства и подведомственные им учреждения санитарного и лечебного направления были наделены правом осуществлять исполнительно-распорядительную деятельность через выработку и внедрение распорядительных типов документов, основным назначением которых являлось регулирование и координация деятельности в пределах земской компетенции; обеспечивать реализацию поставленных перед ним задач в условиях эпидемической обстановки или ее признаков. Посредством организационных и распорядительных документов определялись основные управленческие задачи, которые решали земцы в борьбе с холерой. Изучение таких документов вполне может быть использовано для воссоздания реальности работы земств и местных властей в условиях эпидемий.

Планово-отчетные, информационно-справочные материалы земств явились самой многочисленной и объемной группой в свидетельствовании того, что земства постоянно вели учет движения населения, выявляли условия распространения той или иной инфекции/эпидемии, составляли санитарное описание отдельных мест, разрабатывали способы однородной регистрации заболеваемости.

Фонд № 184 ЦГАМ ЦХМ до 1917 г. в своих 19 545 единицах хранения, накопившихся с 1864 по 1918 гг., содержит массу интересных дел, состоящих из серии планово-отчетных и информационно-справочных документов по борьбе московского земства с эпидемией холеры и других заболеваний, часть которых представляет особый интерес.

Например, порядка десяти дел [23, д. 432–440, 455] содержат материалы об эпидемиологической ситуации, связанной с холерой, имевшей место в Москвой губернии в 1871–1872 гг., среди которых документы об устройстве отдельных покоев для приема больных холерой на станциях Николаевской железной дороги (из Санкт-Петербурга в Москву), о принятии мер по предупреждению развития эпидемии холеры среди фабричных крестьян, вернувшихся из столицы, о принятии общих мер по предотвращению эпидемии холеры в губернии). Кроме этого, почти два десятка дел [23, д. 435–453] включают в себя документы со сведениями о планировании мероприятий по предотвращению холеры и азиатской холеры в 1884, 1892–1893 гг. [22].

Интересны для восстановления исторической картины борьбы московского губернского земства с эпидемиями отдельные дела с информационно-справочными документами, среди которых выделяются: дело с графиками эпидемиологических заболеваний в Московской губернии в 1897 г. [23, д. 393]; дело о содержании временного эпидемиологического госпиталя в Москве в 1909 г. [23, д. 477].

Более двадцати дел [23, д. 468–477, 490–501] рассказывают о создании эпидемиологических отрядов, их снаряжении, расходах на их содержание, особенностях работы, командировании в условиях предотвращения и борьбы с холерой c 1892 по 1911 гг. Документы о работе и снаряжении эпидемических врачей и эпидемических фельдшеров составляют также отдельные дела [23, д. 502, 503].

Ряд документов этой группы был напечатан и хорошо сохранился, среди них отчеты земских комиссий, управ, больниц, лечебниц, врачей, которые зачастую печатались отдельными книгами, брошюрами, журналами либо приложениями к последним. Например, в период холеры 1907 г. была образована специальная комиссия, целью которой стала выработка комплексного информационного документа по предотвращению эпидемий холеры на территории Московской губернии. Основные направления деятельности по борьбе с холерой были определены в отдельный раздел. Например, глава «Ожидание холеры» содержит информацию о признаках болезни, об обеспечении больниц необходимыми лекарственными средствами и оборудованием, о необходимости строить «заразные бараки» (так называемые корпуса красной зоны, где будут находиться зараженные) для изоляции больных от здоровых, чтобы не дать распространиться инфекции. Раздел «Появление первых случаев холеры в России» обозначает условия увеличения фельдшерского персонала, отражает закупки дезинфицирующих средств, планирования заключений контрактов с фирмами на их поставку, особенности распространения специальной печатной продукции среди грамотных жителей губернии и обстоятельства массовой вакцинации населения, содержит примерные расчеты по затрате на одного заболевшего холерой. Еще одна часть документа под названием «Холера в пределах Московской губернии» рекомендовала увеличить списочный состав медицинского и санитарного инвентаря в земских больницах, проводить плановое обучение медицинского персонала, а также осуществлять мониторинг ситуации по распространению холеры в губернии [24, л. 31‒31 об.]. Анализ архивных документов фонда № 184 «Московская губернская земская управа, г. Москва» ЦГАМ показал, что комиссия собиралась еще несколько раз, и в итоге в мае 1908 г. ей было принято решение по улучшению санитарного состояния фабрик и сел, с организацией пунктов питания для чернорабочих и богомольцев [24, л. 53].

Доклады и отчеты ряда земских врачей Московской губернии о ситуации с холерой, условиях ее распространения и борьбе с ней были также напечатаны отдельными брошюрами, приложениями к сборникам, журналам [15]. Интересен доклад доктора Дмитрия Ивановича Орлова по вопросу об улучшении продовольствия бедного населения Московской губернии в пораженных холерой местностях [14].

Среди всех информационно-справочных документов свое место в тот период заняли ходатайства, получившие распространение как собственный вид письма в сфере земского самоуправления. Так называемые «коллективные прошения» от уездных земств Московской губернии, подаваемые в органы государственной власти на местах, либо в Московское губернское земство в письменном виде, земские ходатайства заняли определенное положение и во взаимоотношениях земского уездного самоуправления с государственными учреждениями. По Положению 1864 г., земское самоуправление получило право ходатайствовать перед правительством «по предметам, касающимся местных хозяйственных польз и нужд», что непременно в своих докладах использовала в условиях борьбы с холерой и Московская губернская земская управа. Ярким примером явился доклад Московской губернской земской управы о ходатайствах уездных земств по медицинской части и о расходах по холерной эпидемии 1892 г. [7, с. 24]. Предоставление права ходатайствовать сыграло значимую роль для развития земской деятельности в борьбе с холерой.

Планово-отчетные и информационно-справочные документы в деятельности земских учреждений занимали особое место, потому как содержали сведения, побуждающие принимать определенные решения в деле борьбы с холерой, зачастую были основой для инициирования управленческих действий земских уездных управ, позволяли определить тот или иной способ воздействия на конкретный вопрос по предупреждению и предотвращению холеры во второй половине XIX – начале ХХ в. на территории Московской губернии. Информационно-справочные документы в общей системе делопроизводства московских земств в большей степени играли вспомогательную роль по отношению к организационным, правовым и распорядительным материалам. Особенностью такого вида документации явилось то, что они создавались на местах и двигались по земской иерархической системе управления снизу вверх: от рядовых земских служащих (врачей, санитаров, сотрудников управы) к руководителям отделов/подразделений, от руководителя подразделения/службы к председателю управы/собрания, от подведомственных земствам учреждений лечебного и санитарного направления в уездные земские управы/собрания и Московскую губернскую земскую управу и Московское губернское земское собрание. Зачастую на основе информационно-справочных документов по вопросам предупреждения холеры разрабатывались документы распорядительные и организационные. Отложившиеся в ЦГАМ группы информационно-справочных документов в деятельности земских учреждений по борьбе с холерой явились передовыми для своего времени.

Большую часть документов личного происхождения земцев и местных властей, имеющих сведения по борьбе с холерой в Московской губернии, предстоит выявить и изучить, но отдельные обнаруженные документы заслуживают внимания уже сегодня.

Так, Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ) в фонде личного происхождения санитарного статистика Петра Ивановича Куркина (1858–1934 гг.), доктора медицинских наук, заслуженного деятеля науки (фонд А566) содержит авторские документы по земской санитарной организации в России во второй половине XIX – начале ХХ в. Например, в деле «Творческие документы Куркина П.И.» находится печатный экземпляр статьи «Земская санитарная статистика» с дарственной надписью «Лебедеву В.С. от 15 октября 1912 г.» [4, л. 27] и машинописный вариант статьи (главы из общей работы) «Земская врачебно-санитарная организация в целом. Лечебная медицина и санитария. Работа в медицинском участке и в центральных органах. Медико-санитарное бюро и врачебные коллегии» [4]. В 1891–1895 гг. П.И. Куркин являлся санитарным врачом Московского губернского земства, а с 1895 г. заведовал медико-статистическим отделом губернского санитарного бюро Московского земства, которое позднее было переименовано в санитарно-статистическое бюро. Куркин, будучи санитарным врачом Московского земства, явился автором уникального сборника, содержащего статистические данные по болезненности населения в губернии с 1883 по 1902 гг. [11; 12]. Земская московская медицина именно при П.И. Куркине начала системное исследование эпидемий, создавая с учетом требований врачей и использовавшихся ею в тот период статистических методов отдельный вид документации по предотвращению и борьбе с холерой – статистические документы.

Безусловно, самые тяжелые задачи в борьбе с эпидемией ложились на плечи губернаторов, среди которых были те, кто оставили свои личные записи и о борьбе с холерой. Например, московский вице-губернатор (1905–1908 гг.), губернатор (1908–1913 гг.) Владимир Федорович Джунковский в своих воспоминаниях привел предупредительную речь, с которой обратился к населению перед наступлением холеры, где отметил деятельность земств, «…я тем не менее, по мудрой народной пословице “береженого Бог бережет”, считаю необходимым предупредить население Московской губернии, что возможно и у нас ждать появления холеры ввиду постоянных сношений столицы с указанными местностями, в особенности теперь, когда происходят непрерывные сообщения с Нижегородской ярмаркой по железной дороге и по реке Москве. … Земские и городские управы по моему предложению уже делают все необходимые приготовления к тому, чтобы по возможности не допустить появления холеры в губернии» [6, с. 73].

Состояние медицины в земскую эпоху стало громадным шагом вперед в плане заботы о народном здравии в целом, в России впервые обнаружились те самобытные, национальные черты, которые заставили Европу с уважением относиться к русской медицине [19, с. 121]. Земства, что подтверждено документально, поднимали вопросы о бактериологическом контроле воды, участвовали в исследованиях по эпидемиологии холеры, в организации производства ряда вакцин, в том числе и против дифтерии и скарлатины. Анализ ряда документов по борьбе земств с холерой показал, что наиболее эффективные меры заключались в изоляции больных, а не в профилактике или лечении. Изучение и применение этого исторического опыта позволяет медикам современной России в особых эпидемиологических ситуациях действовать со знанием дела и вполне достойно контролировать процесс.

Земские служащие в рамках документирования своей деятельности зафиксировали, что в ожидании холерных эпидемий уездные и губернское земства Московской губернии, как и земское самоуправление других субъектов Российского государства, осуществляли практически одинаковый набор мероприятий: своевременное выявление и изоляция зараженных, создание единого руководства по предотвращению эпидемии холеры в руках одного административного органа, разделение территорий на санитарные участки, распространение среди населения информации в виде бесед, листков и кратких инструкций санитарного характера [23, д. 455, 457, 459], дезинфекция населенных пунктов, колодцев, водопроводов. В целом земское самоуправление Московской губернии «держало руку на пульсе», отслеживая санитарно-эпидемиологическое состояние уездов (городов, сел, деревень), играло значимую роль в сохранении и поддержании народного здравия. Положительное развитие санитарного дела в Москве и Московской губернии отмечали современники, среди которых главноуполномоченный Российского Красного креста академик Георгий Ермолаевич Рейн (1854–1942 гг.): «Наиболее блестящим примером в этом отношении (развитии санитарного дела. – М. У.) являются Москва и Московская губерния. Они имеют самую давнюю в России санитарию. Москва, строившая правильное водоснабжение и канализацию, не знает более холерных эпидемий, хотя, как сердце России, со всех сторон подвергается холерным заносам. <…> в Московской губернии существует наиболее продолжительная и совершенная санитарная организация» [17, с. 51; 171].

Нельзя не согласиться со словами основоположника отечественной гигиены, врача, знатока земской медицины Федора Федоровича Эрисмана (1842–1915 гг.) о том, что земская медицина явилась «сокровищем, которому нет ничего подобного в Западной Европе» [19, с. 115]. 

Значимый вклад Московского земства в дело борьбы с холерой и ее последствиями был зафиксирован документально, что дает сегодня возможность изучить налаженную комплексную работу местных земских властей и земских врачей по предотвращению заболеваемости, распространения эпидемии, по подготовке больниц и госпиталей, особенностям лечения, финансированию земской деятельности на борьбу с холерой. Документами подтверждено, что губернское и уездные земские органы координировали свою деятельность, сотрудничая с губернской комиссией, плотно взаимодействуя с МВД и рядом других правительственных учреждений, что стало возможным благодаря легализации в ожидании холеры в 1892 г. деятельности земских санитарных комиссий вследствие признания значения работы земств в организации противоэпидемических мероприятий. Фиксации становления и развития документационного обеспечения московской земской эпидемиологической медицины в системе общего отечественного здравоохранения, безусловно, способствовало само Московское земство, а развитая архивная сеть современной России позволила это документальное наследие сохранить и использовать в широких научно-исследовательских и практических целях медиков, историков, краеведов и управленцев.

About the authors

M. V. Ugryumova

Nizhnevartovsk State University

Author for correspondence.
Email: mugruymova@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-5717-9214

Russian Federation

M. V. Fomenko

Plekhanov Russian University of Economics

Email: maryfom@mail.ru
ORCID iD: 0000-0003-0986-2312

Russian Federation

References

  1. Арутюнов Ю.А. Земская медицина в Московской губернии во второй половине XIX – начале XX вв.: Дис. … канд. ист. наук. М., 2000. 221 с.
  2. Васильев К.Г., Сегал А.Е. История эпидемий в России. М., 1960. 397 с.
  3. Веселовский Б.Б. История земства за сорок лет. СПб., 1911. Т. 4. 696 с.
  4. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. А566. Оп. 1. Д. 4.
  5. Денисов Л.А. Страницы истории санитарного дела. М., 2013. 343 с.
  6. Джунковский В.Ф. Воспоминания (1865–1904). М., 2016. Т. 1. 816 с.
  7. Доклад Губернской земской управы Московскому губернскому земскому собранию. М., 1865–1917. 17 с.
  8. Жукова Л.А. Земская медицина // Земское самоуправление в России, 1864–1918 гг. М., 2005. С. 208–236.
  9. Кузьмин-Караваев В.Д. Надвигающаяся холера, Пироговский съезд, правила 1903 г. и земство // Право: еженедельная юридическая газета. 1905. № 28, 29.
  10. Куликова С.Г. Деятельность земства в области медицины и санитарии (на примере Московской и Тверской губерний) // Вестник Тверского государственного университета. Серия: История. 2019. № 1(49). С. 19–34.
  11. Куркин П.И. О работах Санитарного бюро по санитарной статистике. М., 1902. 10 с.
  12. Куркин П.И. Статистика болезненности населения в Московской губернии за период 1883–1902 гг. Вып. 1–4. М., 1907–1912.
  13. Назаров В.В. Земская медицина в современной отечественной историографии // Клио. 2007. № 1(36). С. 14−18.
  14. Орлов Д.И. По вопросу об улучшении продовольствия бедного населения Московской губернии в пораженных холерою местностях: Докл. 3 Секции Экстренного съезда земских врачей Московской губернии. СПб., 1893. 20 с.
  15. Отчеты санитарных врачей Московского губернского земства. М., 1892–1916.
  16. Правила по медико-статистической регистрации в земских, фабричных и других медицинских учреждениях Московской губернии. Номенклатура болезней / Губ. сан. бюро Московского земства. М., 1886. Ч. VI. 67 с.
  17. Рейн Г.Е. Отчет по борьбе с холерой главноуполномоченного Российского Красного креста акад. Г.Б. Рейна. СПб., 1911. 140 с.
  18. Сборник постановлений Московского губернского земского собрания с 1865 по 1897 г., посвященный памяти Дмитрия Алексеевича Наумова: Т. 1. М., 1899–1905.
  19. Скороходов Л.Я. Краткий очерк истории русской медицины. Л., 1926. 262 с.
  20. Страшун И.Д. Русская общественная медицина в период между двумя революциями 1907‒1917. М., 1964. 206 с.
  21. Ульянова Г.Н. Здравоохранение и медицина // Россия в начале ХХ века. М., 2002. С. 624–651.
  22. Центральный государственный архив г. Москвы (ЦГАМ). Ф. 12.
  23. ЦГАМ. Ф. 184. Оп. 5. Д. 432–440, 455.
  24. ЦГАМ. Ф. 185. Оп. 1. Д. 361. Л. 57.
  25. Черноржуков А.С. Борьба Московского земства с холерой в 1907–1908 годах // Вестник Московского городского педагогического университета. Серия: Исторические науки. 2016. № 2(22). С. 18–21.

Statistics

Views

Abstract - 59

PDF (Russian) - 19

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies